Музыка
Читайте сейчас
Играть мы толком не могли…
0

Играть мы толком  не могли…Играть мы толком  не могли…Бидвашники — чуть ли не самые активные рокеры в нашей стране. Альбомы выпускают чуть ли не раз в год, сотрудничают с симфоническим оркестром, в кино снимаются у «Квартета И» («О чем говорят мужчины»), еще и радиостанцию свою открыли. При этом успевают жениться (оба, кстати, сочетались браком в один день) и детей делать! Мы встретились с ребятами в канун выхода их новой пластинки Spirit поболтать о насущном.

— Мне показалось, что ваш последний альбом немножко мрачноватый. Даже песня «Оптимист» звучит как-то пессимистично.

Лева: — Пластинка — это как пьеса, где есть определенное настроение. Там все идет к хеппи-энду. Альбом стоит воспринимать целостно. Это целая концепция.

— Не слишком ли часто, дорогие артисты, вы выпускаете свои альбомы?

Лева: — А что делать? Кризис на дворе — надо крутиться, что-то делать, зарабатывать!

— Помнится, во время жизни в Австралии Шура работал официантом, а Лева — маляром, так вы не пропадете!

Шура: — Да, почти за год мы заработали на первый альбом — на запись, сведение и на несколько клипов. Мы все деньги откладывали на наш проект. В России, работая официантом и маляром, мы бы ничего не смогли заработать. Хотя если ты делаешь ремонты на Рублевке, может, и можно что-то скопить. Когда человека заставляет нужда что-либо делать, тут уже человеческий организм способен на разные героические поступки.

— Удивительно, как вы умудряетесь столько времени дружить. Лет 25 вроде бы уже! Но мало кто знает, как вы сошлись. С чего все началось?

Лева: — Мы познакомились в театральной студии. Имели удовольствие поставить один или два спектакля, которые очень быстро были запрещены комсомольской организацией. Времена были еще советские.

Шура: — После чего нам показалось, что театра для нас мало. Мы ушли из студии и собрали группу «».

— Я слышала, что у вас были интересные перформансы, в которых был даже задействован гроб…

Шура: — Играть мы толком не могли, нам хотелось эпатировать публику. Поэтому у нас было шоу, у нас было много музыкантов на сцене, актеры. На тот момент нам казалось это удачным. Сейчас мы считаем, что нам это не надо.

Лева: — Однажды мы везли его на поезде из Бобруйска, где мы тогда жили, на очередной фестиваль в Витебск. Подвыпившая проводница не хотела нас пускать. Мы сказали, что мы нашего друга из Афганистана везем. Мы его положили на верхнюю полку. Потом уже начали оставлять на площадке, и в каждом месте находить новый. Потому что его транспортировка была достаточно сложной.

— Вы, я смотрю, в юности любили пошутить… Наверное, были очень креативными детьми?

Шура: — Детство наше проходило во дворе. Помнится, мы с другом сделали по рогатке и к ним — шпунтики. Нам было лет 6 — 7. Решили попробовать это в действии. А тут как раз шла бабушка крупных размеров с внучкой лет 15 или 16. Он говорит: раз, два, три! И мы попали прямо в бабушку, в мягкое место. Внучка догнала, за уши привела нас к нашим родителям. Родители хохотали втихаря. Но мне досталось.

— Сейчас, я смотрю, тоже не лишены чувства юмора — иначе бы у «Квартета И» не снялись в кино.

Лева: — Они нас звали и во вторую картину сниматься, но мы почему-то должны были лежать в морге. Как-то нас это насторожило. Потом в новом фильме музыка в основном «Несчастного случая», так что мы были бы не в кассу. Да чего про это говорить, раз не случилось?