Телевидение
Читайте сейчас
Авраам Руссо
0

(ОБ УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ О ПОКУШЕНИИ)
Это уголовное дело возбуждали, но так и «усыпили» — толком никто ничем не занимался. Короче, в России пока закон джунглей, к сожалению. Я даже не интересовался ходом дела — зато сохранил свои нервы. Будем надеяться, что когда-нибудь там будет более совестливая новая власть, новый президент. Они-то знают, кого искать…

(ЗАЧЕМ ЗАСТРАХОВАЛ ЖИЗНЬ СВОЕЙ ДОЧЕРИ)
Нет, я не делал этого. Зачем? Дай Бог ей здоровья, она только родилась и должна жить безо всяких страховок. Моя страховка — Господь, он страхует меня и мою семью. Ведь было хуже некуда — в меня стреляли. А я остался живым, несмотря на три пули из автомата Калашникова. Какая тут страховка поможет? Миллион, пять миллионов… Никто еще с собой не забирал деньги на тот свет, мы все оставляем здесь. Только глупые люди могут считать, что деньги пригодятся и там. Мы зарабатываем, чтобы жить хорошо на этой земле, в этой жизни. Да, у меня, моей жены и дочери есть страховка на здоровье, но я не страховал жизнь. У меня пока еще нет лишних денег.

(О РЕСТОРАННОМ БИЗНЕСЕ В НЬЮ-ЙОРКЕ)
Я уже давно мечтал об этом — ресторан откроется через два месяца. Там будет не только вегетарианская кухня, но вся еда будет здоровой — то есть шашлыков предлагать не будем. Будет много блюд из фруктов. Вообще, мой ресторан обещает быть очень красивым местом, я пригласил двух дизайнеров — из Нью-Йорка и Кувейта. Заведение будет называться Heaven — «Рай».

(СОБИРАЕТСЯ ЛИ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В РОССИЮ)
Я ведь уехал не по своей воле, так что никого не предавал. Я покинул Россию, чтобы лечиться после покушения. Мог бы остаться и там, но тогда, наверное, стал бы инвалидом. В Штатах мне сделали пересадку нерва — эту операцию невозможно было сделать в России. Там врачи спасли мне жизнь, а в Америке — ногу.

(КАКИЕ СЕЙЧАС ОТНОШЕНИЯ С ПРИГОЖИНЫМ)
Мы поддерживаем связь по телефону. Он сам вышел на меня где-то месяца полтора назад — наверное, почувствовал, что согрешил передо мной. Дружба все-таки не забывается, понимаете. Говорить можно что угодно, все мы имеем очень длинный язык. Так что с Иосифом мы опять общаемся. Я ничего не забыл, но простил его.

А с поэтессой Ларисой Рубальской? Мы перестали работать с ней семь лет назад, так что никаких отношений у нас с ней нет. Кто она мне — сестра, мать? Я просто уважал ее как поэта, она меня тоже уважала. За свою работу она получила деньги. Да, потом она тоже говорила обо мне всякие глупости. Обижаться нельзя на этих людей, я их просто не понимаю. Они уже наказаны Богом. Я лежал в больнице и видел Рубальскую по телевизору — она рассказывала обо мне какие-то гадости. Зачем? Пиарила себя, наверное. Она хорошая поэтесса, умная женщина. Зачем так поступила?

«Сегодня».