Телевидение
Читайте сейчас
«Фабрика звезд»:Тишман поменял Корнелию на Пугачеву!
0

Фабрика звезд

Самая яркая пара «Фабрики звезд» рассталась. «Телесемь» выяснила подробности.

– Вы сыграли на проекте свадьбу. Выходит, это была просто шутка?

Марк Тишман: На самом деле мы не были уверены, что после проекта распишемся. Но и не исключали такого варианта. Затевалось все действительно как шутка. Но в нее поверили все, даже мы.

Корнелия Манго: Просто в каждой шутке и правда лишь доля шутки.

– Корнелия, ты замечала зависть других девушек? Марк – завидная партия.

– Нет. Какой смысл им было завидовать, если он и так ко всем ходил кадриться?! То одну обнимет, то другую. Всех, кроме Дакоты – потому что у нее есть молодой человек.

М.Т.: Не поэтому. Она – приятная девушка, но просто не мой тип. Нет в Дакоте того, что пробудило бы во мне такие же нежные чувства, как к Корнелии.

– Кажется, вы расстались друзьями…

М.Т.: Конечно. Мы сразу почувствовали близость, потому что оба мы люди южные, с Каспийского моря. Она росла с мамой и бабушкой, и я сразу почувствовал, что она тепличный ребенок, который все принимает близко к сердцу.

– И тем не менее однажды ты очень жестко высказался в адрес Корнелии. Я имею в виду историю с лишним весом.

М.Т.: Рассказываю, как было на самом деле. Мы сидим с Корнелией и обсуждаем мою худобу. Я вспомнил, как после одного концерта ко мне подошла одна знакомая. Сама она упитанная. И вот она подходит и с тревогой говорит: «Марк, от тебя остались одни глаза! Тебе надо поправиться!» Я рассказал об этом Корнелии и добавил, что не люблю, когда девушки с проблемной фигурой говорят о моей худобе.

К.М.: Нет! Скажи, как ты выразился на самом деле!

М.Т.: Хорошо, я сказал: «Ненавижу, когда жирдяйки говорят мне, что я худой!» Но это не мешает мне любить и пышных девушек.

К.М.: На этой радостной ноте я вас, пожалуй, оставлю. Мне пора в студию.

– Марк, почему вы разошлись с Корнелией?

– Мне вообще трудно с кем-либо жить. Даже спать я люблю один. В моей жизни были всего две девушки, с которыми я мог спать всю ночь спокойно. Мы с Корнелией оба проблемные творческие люди – таким сложно жить вместе.

– А ты не хотел изменить ее под себя?

– Моя первая любовь пыталась меня изменить, и это осталось у меня в сердце как заноза. Как так может быть, что человек, которого ты беззаветно любишь, не принимает тебя таким, какой ты есть? Поэтому я решил, что никогда не буду никого менять насильно.

– Когда вы расстались, ты заявил, что все дело в разнице в возрасте: мол, ты относишься к Корнелии почти как отец к дочери. Ты комплексуешь по поводу возраста? Ведь тебе 27, ты старше всех на проекте.

– Когда я впервые увидел список участников, где был указан год рождения, у меня началась паника. Я испугался, что не найду общего языка с ребятами и останусь в стороне. Представляете, какой у меня был шок, когда в первую же неделю меня выдвинули лидером!

– Твое имя все чаще связывают с Аллой Пугачевой. Вы вместе выступали на отчетном концерте «Фабрики». Нам известно, что вы будете выступать вместе и на «Песне года». Чему тебя научила Примадонна?

– Она давала советы по стилю. Во время номинации, когда я пел песню «Я стану твоим ангелом», Пугачева мне жестами что-то показывала. Я долго не мог понять, что она хотела, а потом сообразил – надо расстегнуть пиджак. Я расстегнул, и он стал красиво развеваться. А когда мы с ней должны были петь дуэтом «Холодно в городе», ей не понравился мой классический костюм. Она сказала: «Почему ты одет, как юрист?» И я выступил в джинсах и пиджаке.

– Ты отдаешь себе отчет в том, что «Фабрика» не гарантирует тебе путь на сцену?

– Конечно, я это понимаю, но все-таки надеюсь, что у меня все получится. Просто шоу-бизнес в наше время так устроен, что шансы пробиться без «фабрик» практически равны нулю.