Звезды
Читайте сейчас
Филипп Киркоров: После «Евровидения» Дима Колдун просто взял ластик и стер все, что я для него сделал
0

Филипп Киркоров отметил весной нынешнего года сорокалетие, а на ноябрь назначил сразу десять концертов в «Театре оперетты», для которых заказал сложную систему видеоэкранов. В день первого концерта, 16 ноября, на прилавках появится первый почти за пять лет альбом нового студийного материала певца — «For You». Это 17 песен, представляющих из себя классический киркоровский поп, набор эстрадных штампов, на фоне которого известные по радио- и телеэфирам песни «Полетели» и «Обычная история» выглядят мини-драмами. Газета «Коммерсант» встретилась на днях с Филиппом Киркоровым и взяла большое интервью. Среди прочих вопросов журналисты затронули ситуацию с Дмитрием Колдуном.

У вас недавно был продюсерский опыт — с Дмитрием Колдуном. Похоже — неудачный.

После «Евровидения» Дима просто взял ластик и стер все, что для него сделали и его команда. А еще неделю назад мама его звонила и говорила: «Филипп, я на вас Богу молюсь».

А у вас разве не было с ним контракта?

Нет. Я не претендовал на роль его продюсера, а думал в первую очередь о «Евровидении» как о конкурсе песен и их авторов. Несмотря на то что я вложил очень много личных средств в этот проект (а Белоруссия не выделила ничего), благодаря авторским отчислениям от песни «Work Your Magic» со всей Европы я уже практически все компенсировал. Ну, а контракт... Наверное, я плохой продюсер. Настоящие продюсеры — те, кто сидит на телевидении, на «Фабрике звезд».

В другом интервью, уже газете «Утро», Филипп Киркоров также ответил на вопросы о Колдуне:

Вы известны не только как исполнитель, но и как продюсер. Есть ли сейчас какие-то проекты в этой области? Какая ситуация складывается вокруг Дмитрия Колдуна? Разрешился ли ваш конфликт с Виктором Дробышем?

Я никогда не претендовал на роль его продюсера. Колдуну я помогал исключительно с «Евровидением», потому что мне было жалко человека, которого просто забыли после победы на «Фабрике-6». Когда он прошел предварительные конкурсные туры за право представлять Белоруссию и попросил у меня совета и помощи, я с большим удовольствием откликнулся. Я реализовал свое композиторское начало, мы друг другу помогли. Но о постоянном руководстве карьерой Колдуна речи не шло.

Изначально конфликт с Виктором Дробышем возник из-за странности самой ситуации: когда человек, который не приложил ни малейшего усилия, чтобы артист был достойно представлен, даже копейки не вложил, чтобы снять ему клип, вдруг появился в финале «Евровидения», стал цинично целовать белорусский флаг и вешаться на шею Колдуну, как будто он тут главное действующее лицо. Меня абсолютно, как говорится, жаба не душила, просто все, кто составлял нашу команду, были в шоке. Смотрят на меня, а я говорю – вот, учитесь, как надо по жизни идти.

Ну, а вернувшись в Москву, каждый пошел своей дорогой. Просто, наверное, надо уметь благодарить, говорить спасибо тем людям, которые тебе в жизни что-то помогли сделать, или хотя бы не переступать через них. Этому Диме надо будет еще поучиться.

Но я все равно рад, что мы все прошли этот путь и все сделали для себя определенные выводы. Я не стал от этого жестче, и, если ко мне в следующий раз обратится кто-то другой, не скажу «Нет, у меня плачевный опыт работы с неблагодарными артистами и я не буду тебе помогать!» Буду. Я никогда не жду благодарности. Мне хотелось помочь человеку – я ему помог. А дальше – не суть, пусть это останется проблемой его родителей, которые его воспитали таким, в конце концов.