Телевидение
Читайте сейчас
Ян Николенко («Эдипов комплекс»): «Уход из «Сплина» был для меня большой авантюрой»
0

Экс-флейтист группы «Сплин» и бывший фронтмен группы «Сеti» Ян Николенко возродил свой самый давний и легендарный проект «Эдипов комплекс». Только что вышел их новый альбом «Lost & Found». В честь этого события корреспондент портала Музыка KM.Ru обстоятельно побеседовал с Яником.

Нам нужно сейчас очень громко заявлять о себе

KM.RU: Почему вы именно сейчас решили вернуться к «Эдипову комплексу»? Что вообще сегодня происходит с группой?

— Мы восемь лет не играли и не выступали! Собственно, все это время я провел в группе «Сплин». По ходу дела, там еще была группа «Сеtи». Суть в том, что за это время у меня накопился материал. Я писал потихонечку в компьютер песенки. Мы их делали вдвоем с нашим гитаристом Володей Колядой. Делали демо-записи. Пару лет назад на какой-то пьянке, которая проходила у меня дома я барабанщику группы «Сплин» Леше Мещерякову поставил эти песни. Он пришел в дикий восторг и сказал: «Слушай, а почему вы это не играете?». Я ответил: «Группа распалась, ее нет», поэтому пишем в стол. Он предложил собраться, пару раз порепетировать и сыграть концертик в свое удовольствие. Я ему говорю: если тебе не лень, то давай! Мы действительно порепетировали и сыграли концерт в питерском клубе «Платформа». Неожиданно это оказалось настолько хорошо, что мы сами испытали сильное умиление от этого процесса. Все оказалось очень даже неплохо. Собственно, мы и решили это дело продолжать. Леша нас сразу предупредил, что у него нет времени и на «Сплин», и на «Эдипов комплекс». Пришлось искать барабанщика. Слава Богу, под рукой был бывший барабанщик «Сплина» Сережа Наветный, с которым я в прекрасных взаимоотношениях. Когда он уходил из «Сплина», он сказал: все, мне музыка надоела, я буду заниматься бизнесом! Он пошел в академию подготовки руководящих кадров, решил стать менеджером. И я ему всю эту малину испортил, потому что таки его уломал заниматься музыкой снова. И дальше пошло-пошло-пошло. Он и свой собственный проект под названием Nava зарядил. В результате его понесло во все нелегкие, я стал соглашаться на предложения от других групп. В общем, Сережа вернулся в строй. Ну, и в таком составе нам уже было грех не засесть за запись альбома. Записали его — и сейчас намерены активно продвигать и играть концерты.

KM.RU: Я так понимаю, что состав «Эдипова комплекса» сейчас почти изначальный — кроме барабанщика?

— Практически изначальный. Потому что клавишник Женька Арсентьев пришел в «Эдипов комплекс» незадолго до его развала в 98-м году. Басист Мишка Хаит — этот тот человек, с которым мы и основали группу в 91-м году. Вовка Коляда играет с нами с 93-го года. На момент 98-го года у нас все было не хорошо. Как-то мы потеряли общий язык и разругались, как это часто бывает. Время прошло, все обиды загладились. Сейчас мы получаем огромное удовольствие.

KM.RU: Как получилось, что собравшись после долгого перерыва, вы сразу поняли друг друга?

— Выяснилось, что всем людям на момент второго сбора группы чего-то не хватало. Замечательные команды «Сплин» и «Танцы минус» — это все понятно. Другой вопрос, что это не та музыка, о которой мы с Мишкой Хаитом в свое время мечтали. Это было не совсем то, ради чего мы в свое время занялись музыкой. И поэтому, по прошествии времени, появился определенный музыкальный голод. Мы поняли, что нам чего-то не хватает для жизненного кайфа. Нужно все-таки возвращаться к корням! Это немножко не тот случай. Как, например, с группой «Секрет» (которая собиралась вновь ради нескольких концертов). Потому что у них все в порядке и с бизнесом, и с побочными проектами. Более того. Им не нужен бренд под названием «Секрет», потому что в свое время они добились большой популярности. Они могут себе позволить время от времени собираться, играть концерты, и у них будут полные залы. Нам же нужно сейчас очень громко заявлять о себе. Потому что наша группа никогда не была настолько популярной. И английский язык всегда был большой проблемой. Если мы хотим воплотить нашу юношескую мечту, нам придется сильно попотеть. Ну что ж — попотеем.

KM.RU: С какими трудностями вам пришлось столкнуться, когда вы вновь объединялись? Во-первых, Михаил Хаит играет в «Танцах Минус». Во-вторых, вы — в разных городах. «Танцы Минус» же — московская группа.

— Все дело в том, что Мишка как жил, так и продолжает жить в Питере. Их осталось в группе два человека, которые все-таки города не поменяли — это басист и барабанщик. В этом плане у нас никаких затруднений нет, поскольку все находились в Питере. Так что найти окошечко в Мишкином гастрольном графике и порепетировать оказалось не так сложно. Географический фактор нам не мешал. Слава Богу, что все за это время более-менее устроились в жизни. Есть какая-то работа, есть почва под ногами и нет нервотрепки типа, что мы будем делать дальше. Денег не было, никакого большого бизнеса из нашего проекта не получилось, поэтому как раз и пошел разброд в свое время. Кто-то нашел постоянную работу, кто-то женился и опять-таки устроился в жизни. У всех перестало хватать времени. А здесь, как это в жизни часто и происходит, чем больших опят ты приобретаешь в работе, тем больше у тебя свободного времени остается. Другое дело, что я достаточно сильно рискнул, потому что я ушел из группы «Сплин» и остался без работы. Однако мой личный опыт показывает, что всегда надо бросаться с головой в какую-то авантюру, и только тогда что-то может получиться. В данном случае для меня уход из «Сплина» был большой авантюрой и остается таковой до сих пор. Зато мне некуда деваться. Либо «Эдипов комплекс», либо какой-нибудь менеджер среднего звена.

KM.RU: Тем не менее, на жизнь-то как-то надо зарабатывать…

— Конечно, все взрослеют. Если когда мы начинали, вопрос денег не стоял вообще, нам хватало нескольких рублей, чтобы купить пива, то теперь деньги нужный все больше. Ничего, справляемся! Я, вот, нашел сейчас работу, переехал в Москву. Эта работа не очень сложная, я буду арт-директором в новом клубе, который расположен на Тверской. Концерты там нечасто. Моя задача — обеспечить этот клуб популярными артистами и публикой.

KM.RU: Вячеслав Петкун не ревнует Михаила Хаита к «Эдипову комплексу»?

— Он и в свое время очень сильно ревновал, еще когда начинала группа «Танцы Минус» . Честно говоря, это касается не только Петкуна. Тогда «Эдипов комплекс» был известен в Питере, и «Танцы Минус» играли у нас на разогреве. «Сплин», кстати тоже, причем, неоднократно. Я помню, Слава еще тогда мне сказал: «Яник, ты со своим английским языком так и будешь сидеть в заднице, а мы станем крутыми». Собственно, так оно и произошло! Моя группа развалилась, и Петкун благополучно забрал в «ТМ» бОльшую часть моих музыкантов. Насколько я знаю. Он ревнует до сих пор. Мишка Хаит опасается этой ревности, он старается сделать так, чтобы его ни в коем случае не выперли из «ТМ» потому, что он играет у меня. Я надеюсь, у Славы хватает и разума, и взаимного уважения, чтобы таких глупостей не совершать. Пока у нас никаких накладок с этим не происходило. Но я, честно говоря, все равно надеюсь на то, что когда-нибудь придет время выбирать, и Мишка выберет то, с чего все и начиналось.

Чем дальше — тем больше я пишу простых и внятных песен

KM.RU: Переезд в Москву болезненно вам дался?

— За 8 лет в «Сплине» я, по большому счету, уже перестал различать эти 2 города. Я посчитал, что где-то половину времени я проводил в Москве, поэтому у меня здесь огромное количество друзей. Тут жить мне не сложно. Хоть я и дико скучаю по родному городу, я все же всегда был космополитом. Я всегда был готов стремительно сняться с места и ехать еще куда-то, если это необходимо. В данном случае мне необходимо быть в Москве, и я с удовольствием тут живу. Здесь есть куча всего, что я за «Сплиновское» время так и не посмотрел. Теперь у меня появилось на это время.

KM.RU: И что интересного увидели?

— Красная площадь! (смеется)

KM.RU: Что в вашей группе поменялось по сравнению с тем, как это было изначально?

— Музыка здорово упростилась. Мы начинали с арт-рока, причем, достаточно замороченного. Аранжировки были сложными. Чем дальше — тем больше я пишу простых и внятных песен. В частности, группа «Сеtи» меня к этому подтолкнула. Мы плавно дрейфуем от сложного к простому. В 19 лет ты читаешь Гессе, а к сорока ты начинаешь читать Рекса Скаута… Естественно, мы стали лучше играть. У нас чем дальше — тем лучше взаимопонимание в группе. Есть бешеное чувство плеча, поэтому я обожаю играть живьем. Нам просто легко вместе. Но самое главное, что с возрастом приходит буддийское отношение к жизни. Когда тебе 20 лет, тебе кажется, какого черта тебя до сих пор не заметили. За 30 лет ты уже начинаешь ко всему относиться философски. Я абсолютно точно знаю, что наша задача — это сочинять песни, записывать их и играть. Все остальное — придет само. Главное — не дергаться, а просто наслаждаться жизнью.

KM.RU: Автор песен — вы?

— Все песни пишу я.

KM.RU: Каким-то новомодным тенденциям вы подвержены?

— Это приходит само. Например, за время нашего перерыва, наш клавишник серьезно увлекся электронной музыкой, стилем джангл. У него есть проект Medicin, он имеет большой успех, в частности, в Англии. Этот его опят мы не можем не задействовать. Поэтому в некоторых песнях упор делается не на флейту или ритм-секцию, а на Женины клавиши. Это интересно, современно и свежо. Более того, я сам слушаю огромное количество свежей музыки. Я в курсе, что происходит. Так или иначе, в саунде это периодически проявляется.

KM.RU: Какие последние открытия?

— Группа Editors. Такую музыку я не собирался играть сам, но мечтал ее услышать. Мне ужасно нравятся такие дурацкие полупанковские коллективы, как Arctic Monkeys. Многие говорят, что сейчас в музыкальном мире кризис. Но, на самом деле, не кризис, а поступательное движение к какому-то новому взрыву. Мне кажется, что накапливается критическая масса, после которой музыкальный рынок взорвется, и появятся новые имена. 15-годичный цикл должен совершиться для того, чтобы что-то резко изменилось. Мне кажется, что сейчас как раз новая музыка на подходе.

KM.RU: Группа «Эдипов комплекс» готова к тому, чтобы конкурировать с этим?

— Нет, как я говорил, мы живем собственной жизнью и потихонечку двигаемся. Вполне возможно, что наша музыка для кого-то и окажется тем самым взрывом, свежей струей, которой не хватает. Но кардинально менять стиль я не собираюсь. Мы и так еще не реализовали свой потенциал. Из тех песен, что у нас есть, многие имеют право на популярность (смеется).

KM.RU: А из российских исполнителей вам кто близок?

— Меня очень радует группа «Полюса». Это настоящий российский индепендент — в том плане, что они гнут свою линию, их музыка очень изобретательна. Они очень здорово играют живьем, у них чудовищно обаятельный вокалист Илюша Разин. В свое время они пытались выстрелить песней про поэзию, но она не слишком характерна для них. Есть огромное количество потрясающей музыки, которая, по каким-то субъективным причинам, пока не стала массовой. Скажем, если я желаю кому-то большого или медленного успеха — так это группе «Полюса». Также назову недооцененную группу «Лакмус». Ириша Акимцева с великолепным вокалом у них абсолютно самобытна. Я думаю, у них тоже еще не вечер, еще ждет их большой успех. Очень люблю «Чебозу». У этих ребят есть все для достижения успеха.

KM.RU: Вы как-то определяете для себя стиль, в котором играет группа «Эдипов комплекс»? Или нет такой задачи?

— Я никогда не останавливался на чем-то одном. У нас получился очень разношерстный альбом. Песни в совершенно разных стилях. Как раз мне всегда интересно пробовать или экспериментировать с разным звучанием. Типа: сможем мы вот так? Смогли. А вот так? С трудом. Мы экспериментируем с жанрами и в конкретную нишу нас не засунешь. По мне так — это замечательно.

Отец Масяни оформил нам альбом бесплатно

KM.RU: Расскажите поподробнее о новом альбоме…

— Он называется «Lost & Found». Соответственно, это — игра слов, одновременно обозначающая бюро находок в аэропорту и прямой перевод выражения «потерял и нашел». Последнее в случае с «Эдиповым комплексом» более чем актуально. Альбом выпускает московский лейбл «Навигатор Рекордс». Оформление сделал Олег Куваев, создатель Масяни. Он сделал авторское оформление, хотя я пытался на Олега в этом плане давить. Оформление — своеобразное, я так скажу. Еще уточню, что это не стоило нам никаких денег, он это сделал исключительно по дружбе. Ему очень нравится «Эдипов коплекс», он еще в свое время слушал альбом «Egoism». Так что он был очень рад, что мы выступаем.

KM.RU: В альбоме есть доминирующая идея?

— Нет, там есть настроение светлой грусти. Оно присутствует у меня всегда. Я думаю, что в плане концептуальности будет более интересным наш следующий альбом. Есть и замах, и есть песни уже. Другое дело, что мы специально придерживаем коней, потому что… нам с этим бы альбомом сначала разобраться! А уже, естественно, наймется, хочется репетировать. Хочется играть новые песни, а вообще-то, как известно, этого не надо делать. Потому что они замыливаются, перестают трогать. Это не лучшим образом отражается на записи. Когда ты записываешь песню, которая давным давно придумана и уже заиграна, ты этот первоначальный восторг на пленку не перенесешь. Местами это меня напрягает в нашем записанном альбоме, потому что он получился очень разношерстным. Куча песен сочинялась за время, пока я играл в «Сплине». А есть какое-то количество совсем свежих песен. С моей точки зрения, местами они сочетаются спорно. Другое дело, что их просто было жалко и, конечно, хотелось записать… На мой вкус, альбом получился слишком разношерстным. Следующий диск будет более однородным.

KM.RU: В альбоме «Lost & Found» есть и старые и новые песни?

— Есть такая плохая штука. Когда у тебя песня долго лежит, уже сделана демо-запись и потом ты записал ее в шикарной студии, с прекрасными музыкантами, замечательно свел, получается что-то не то. Сравниваешь с демо-записью и понимаешь, что она звучала лучше. Сплошь и рядом эта ерунда происходит. Поэтому мы решили для следующего альбома никаких предварительных материалов не делать. Сразу сядем — и запишем его на студии. Именно для того, чтобы передать единое дыхание альбома.

KM.RU: А совсем старые песни, реализованные в рамках старого «Эдипова комплекса» вы не возрождаете, не облекаете в новые аранжировки?

— Честно говоря, я здорово внутренне изменился за это время. И мне стало уже неинтересно играть бОльшую часть из старых вещей даже на концертах. С тем же самым мы постоянно сталкивались и в «Сплине». Мы просили Сашку Васильева сыграть совсем старые песни из классического репертуара, типа «Будь моей тенью». А он отказывался: нет, я не могу, это уже не мое. Человек перестает себя ассоциировать с теми песнями, которые он сам же сочинил. То же самое и у меня. У меня возникает такое ощущение, что большинство старых песен написал вовсе не я. Поэтому уж лучше делать что-то новое сейчас.

KM.RU: Вы вообще на концертах не играете ничего старого

— Нет, ну пару-тройку песен, которые по ощущениям не потеряли актуальности, мы играем.

KM.RU:В свое время вы говорили, что давали Саше Васильеву слушать группу «Сети», и он сказал, что это похоже на советскую эстраду. А как ваши коллеги отзываются о нынешнем «Эдиповом комплексе»?

— Пока не был подписан контракт, я старался никому не давать альбом целиком. Одним из немногих людей, кто услышал альбом полностью, был Шура БИ-2, который, как мне показалось, стал нашим верным поклонником. Вкус у них хороший, они слушают дикое количество модной музыки. Ему очень нравится, он всем об этом рассказывает. Меня удивило, с какой готовностью он взялся за помощь мне и моей группе. И делает это совершенно искренне. Получается, что я показал альбом правильному человеку. Шурик принимает очень большое участие в судьбе группы. Он очень нам помогает.

KM.RU: А Саше Васильеву показывали?

— С ним мы не общаемся уже 2 года — с момента моего ухода из «Сплина». Выяснилось, что, кроме группы, нас больше ничего не объединяло. Поэтому мы даже не созваниваемся. Но, если мы встретимся, альбом я ему, конечно, покажу. А встретимся мы неминуемо, потому что у «Сплина» постоянно концерты, и мир музыкальный тесен. Я думаю, что он отзовется иначе, чем о «Сетях». Потому что «Эдипов комплекс» ему очень нравился. А песню «All that I can see», которую мы записали с Петером Фройденталлером из Fool?s Garden, мы пели с Васильевым в свое время. Видимо, тогда он впервые пел перед публикой на английском языке.

Беседовал — Денис Ступников