Телевидение
Читайте сейчас
«Ледниковый период» – пример всем мужьям
0

Ледниковый период

В редакцию «Телесемь» на «прямую линию» с читателями пришли финалисты ледового шоу на «Первом канале».

Синяки и ямы

У меня вопрос к Александру Дьяченко. Вы такой высокий, 191 см. Мешает ли рост на льду и в актерской работе?
Ирина, 33 года, преподаватель, г. Тула

Александр Дьяченко: Большое неудобство появляется тогда, когда мы заканчиваем кататься и у нас берет комментарии Ира Слуцкая. Стоя рядом с Ритой, мне приходится очень широко расставлять ноги, чтобы мы в кадре были на одном уровне. Честно вам скажу, это очень неудобно.

Маргарита Дробязко: На самом деле с высоким ростом кататься очень сложно – чем ближе ты находишься ко льду, тем менее опасны травмы. Но в большом росте есть и плюс. Я с Сашей делаю такие поддержки, на которые с Повиласом не решалась из-за слишком маленькой разницы в росте.

– Саша, а вы не боитесь делать с Ритой такие поддержки, вы ведь легко можете ее уронить?

Александр: Как сказала Татьяна Анатольевна Тарасова, Рита сама туда забирается. Мы выполняем движения на автомате, и Рита каким-то непостижимым для меня образом оказывается наверху – я-то очень незначительные усилия прилагаю для того, чтобы ее поднять.

Ледниковый периодЛедниковый периодЛедниковый периодЛедниковый периодЛедниковый периодЛедниковый периодЛедниковый периодТанцы со стулом

У меня вопрос к непрофессионалам…
Маргарита, 36 лет, преподаватель, г. Москва

Повилас Ванагас: Таких здесь уже нет. Поздно, Рита, пить компот…

– Фигурное катание – травмоопасный спорт. Не боялись ли получить травмы на проекте?

Александр Дьяченко: Катание сопряжено с травмами. Например, Вилле Хаапассало перед самым финалом опять упал на свое больное колено. Тем не менее он не остановился, а вышел на финальное выступление.

Маргарита: Саша сейчас сказал о Вилле, а сам за день до финала получил такую же травму. На льду была яма, он зацепился ногой и въехал коленками в бортик. Условия боевые, так что выживаем как можем.

Вопрос к профессиональным фигуристам. Были ли в вашей жизни такие моменты, когда хотелось бросить фигурное катание и заняться чем-нибудь другим?
Марина, 21 год, студентка, г. Краснодар

Повилас: У меня это было много раз. Потому что надоедало. Но это было лет до 23, пока еще не начали выступать на серьезных соревнованиях.

Маргарита: Ты расскажи о том, что ты не хотел начинать.

Повилас: Да нет, начинать как раз прикольно было… со стулом.

Лариса, вы – лицо канала со сложившимся серьезным имиджем. Вас не смущало то, что на проекте вам придется показать какие-то личные эмоции? Бывает, вы плачете на тренировках…
Наталья, 32 года, в декретном отпуске, г. Ростов-на-Дону

Лариса Вербицкая: В этом как раз и заключается уникальность проекта. Он дает возможность быть настоящим, а не только соответствовать рамкам формата.

У меня вопрос к Илье Авербуху. До проекта «Ледниковый период» вы работали на радио. Вели свою передачу. Обратно не хотите?
Ирина, 24 года, студентка, г. Белгород

Илья Авербух: Сейчас я как раз готовлю передачу на радио. Очень хочется общаться со зрителями хотя бы раз в неделю.

Здравствуйте, Александр, Илья! Скажите, пожалуйста, кого сложнее тренировать: детей или взрослых?
Светлана, 20 лет, студентка, г. Тольятти

Илья: Наверное, все-таки детей. Они менее усидчивы и быстро теряют интерес к повтору одного и того же движения. А взрослые понимают, для чего они это делают. Хотя, конечно, схватывают проще дети.

Александр Жулин: Я абсолютно согласен с Ильей. Детей действительно тренировать тяжелее. Взрослые уже понимают многое, им проще объяснить суть элемента.

Добрый день! Я смотрела и «Звезды на льду», и «Ледниковый период». Илья, скажите, легче ли вам было работать в этом году, как говорится, по проторенной дорожке?..
Ольга, 26 лет, секретарь-машинистка, г. Красноярск

Илья: В этом году гораздо сложнее. Самая важная проблема – не повториться после «Звезд на льду». Нам удалось справиться с ней. Мы придумали совершенно новые образы, которые почти не повторяли предыдущие. К тому же в этом проекте сложность заключалась в том, что время танца увеличилось на минуту.

Душевные судьи

Что получит тренер, чья команда станет победителем?
Марина, 34 года, домохозяйка, г. Астрахань

Илья: Ничего не получит. Это было очень условное соревнование. Оно всех захватило, но все-таки соревновались пары. И пара-победительница получит свой приз. Ну а мы с Александром Жулиным пожмем друг другу руки.

Сейчас на проекте отменили номинацию. Согласны ли вы с таким решением?
Елена, 25 лет, переводчик, г. Томск

Александр Дьяченко: Шоу придумали не мы. Наша основная задача – бороться в тех условиях, которые нам создадут. Обидно за те пары, которые могли выйти в финал. Например, Саша Савельева и Сергей Сахновский. Жаль, что номинацию отменили слишком поздно.

Лариса: Это правильно. У каждой пары есть возможность продолжать расти в глазах зрителей, развиваться дальше. В этом тоже есть определенная интрига.

Бывали ли в шоу моменты, когда вы чувствовали, что вашу пару откровенно засуживают?
Анна ПЕТРОВА, 29 лет, учитель истории, г. Москва

Повилас: Вы знаете, честно и справедливо до конца не может быть там, где существует точка зрения судьи, который является человеком. Поэтому на вкус и цвет товарищей нет. И даже то, что нам, профессионалам, кажется правильным, зритель может воспринять как ошибку. Кроме того, из пяти судей только один реальный профессионал – Татьяна Тарасова, а все остальные судят, скажем так… душевно.

Насколько для вас, как для тренеров, важно мнение членов жюри – непрофессионалов? И почему?
Тамара, 45 лет, экономист, г. Тольятти

Илья: Безусловно, для меня мнение жюри очень важно, потому что я намеренно второй год подряд прошу, чтобы жюри, во-первых, менялось, а во-вторых, чтобы это были именно непрофессиональные люди. Именно они и есть те зрители, которые нас смотрят с экранов телевизоров. И если им нравится, значит, понравится и людям, для которых мы работаем. Я не могу сказать, что безразлично отношусь к тем оценкам, которые выставляют судьи. Соревнование есть соревнование, и, как любому человеку, мне хочется всегда выигрывать.

Александр Жулин: Мнение жюри не всегда правильное, потому что они опираются на эмоции, иногда на личное отношение к участнику. И поэтому мнение жюри-непрофессионалов для меня не так уж важно.

Соперники

Скажите, а бывает такое, что кто-то на проекте, как в балете, кнопки, например, подкладывает?
Дмитрий, 26 лет, студент, г. Москва

Повилас: Нет, кнопки у нас не подкладывают. У нас в ход идут гвозди.

Маргарита: На проекте только одна балерина. Так что теперь, если у кого-то что-то найдем, будем знать, что это она.

Повилас: А можно еще вопрос от вас услышать? Вы на самом деле первый дозвонившийся мужчина! До вас одни девушки звонили.

– Тогда скажите, когда у вас что-то не получается, как снимаете стресс? В ресторан идете?

Повилас: (смеется) Нет, ремень снимаем, а дальше идет воспитание партнера! Все очень грубо.

Лариса: Знаете, у нас такая политика – сначала кнут, а потом пряник.

Александр Дьяченко: …а потом – шардоне!

Дружим семьями

Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, а подружились ли участники семьями?
Светлана, 40 лет, работник магазина, г. Москва

Повилас: У нас сложились прекрасные отношения с семьей Ларисы. Мы все планируем шашлыки, бани, когда будет время.

– В бани – семьями?

Повилас: Это уж как получится… Будем надеяться, что да.

Лариса, вы так хорошо выглядите, как это вам удается? Вы похудели за время проекта?
Катерина, 26 лет, домохозяйка, г. Москва

Лариса: Я не изменилась в комплекции, но, конечно, у меня окрепли мышцы. Фигурное катание – гармоничный вид спорта, в котором есть возможность развивать мышцы спины… Вот Повилас подсказывает – и попы. Это лучше любого фитнеса!

Повилас: Можно, я отвечу? Все это благодаря партнеру. Я просто вовремя раскусил, что чем больше Ларису хвалишь, тем больше она расцветает. Мы кусали эту тему вместе с Александром Жулиным и в итоге раскусили. Нашли слабое звено у этой девушки. И все, после этого она начала искать коробки передач, сначала первую скорость, потом вторую, третью, четвертую. И в финале дошли почти до турбо.

Правда ли, что в каждой паре существуют романтические отношения?
Кристина, 19 лет, студентка, г. Красноярск

Повилас: Конечно, правда.

Лариса: Нельзя разочаровывать зрителей. Хуже было бы, если бы это были прагматические отношения.

Маргарита, у вас такой прекрасный, красивый, высокий партнер. Ваш муж Повилас Ванагас не ревнует вас к нему?
Ирина, 23 года, маркетолог, г. Тула

Маргарита: Я думаю, это нужно спросить у него самого.

Повилас: Я очень далеко сижу. Не могу ответить на этот вопрос.

– Если вы не хотите отвечать, значит, ревнуете?

Повилас: А вы как думаете?

– Я думаю, да.

Повилас: Правильно думаете.

Вопрос к Маргарите и Повиласу. Скажите, пожалуйста, вы всю жизнь вместе и в работе, и на льду. Сейчас, на проекте, вас разделили и поставили в пары с другими партнерами. Сложно было?
Ольга Буранова, 48 лет, домохозяйка, г. Санкт-Петербург

Маргарита: Повиласу и мне очень повезло с партнерами, они трудолюбивые и очень хорошо катаются. Если Повилас хочет что-то добавить, пожалуйста. (Обращается к Повиласу.) Дерзай, твоя очередь.

Повилас: Конечно, этот проект был для нас серьезным испытанием. Маргарита была первой и единственной партнершей в моей спортивной карьере. И мне пришлось после почти 20 лет катания с одной девушкой учиться кататься с другой. Но я горжусь партнершей.

«Ледниковый период-2»

Планируется ли очередной сезон?
Елена, 27 лет, юрист, г. Псков

Илья: Задумки есть. Я не люблю повторений. Поэтому сейчас я буду думать над тем, чтобы сделать проект, который будет отличаться от «Ледникового периода» и «Звезд на льду».

Скажите, пожалуйста, кто на ваш взгляд пришел в проект самым неумелым и добился тех успехов, которых не ожидал никто?
Валентина, 35 лет, бухгалтер, г. Ставрополь

Илья: Два человека: Алиса Гребенщикова и Михаил Галустян. Они начали с нуля и добились того, чего добились. Они были разными, смогли выучить сложные элементы. Например, Алиса выучила тодесы, вращения. Михаил научился делать совместное вращение. Не спасаться какими-то поддержками, а научиться самому кататься, выполняя упражнения без помощи партнера. Я действительно не ожидал от них такой отдачи.

Александр Жулин: Из моей команды это, конечно, Александр Дьяченко и Маргарита Дробязко. После первого шоу никто и представить не мог, что они выйдут в финал. Но они молодцы. Прогресс на лицо!

У меня вопрос ко всем участникам. Не боитесь, что победит Михаил Галустян, несмотря на то что не очень хорошо катается? Но как только он выходит на лед – сразу вызывает симпатии, тем более что теперь зрители будут выбирать победителя.
Екатерина, 37 лет, г. Москва

Александр Дьяченко: Мне было бы приятнее всего, если бы Миша победил. Он настоящий, он очень талантливый человек. У него очень высокий коэффициент прогресса.

Лариса: Я с этим не согласна! Мне кажется, у нас очень талантливый Саша Дьяченко.

Александр Дьяченко: Ну, а я с этим не согласен. Миша никогда в жизни не стоял на коньках, даже на хоккейных, но прогрессирует так, как я могу только мечтать.

Я хотела бы выразить свое восхищение всем участникам, вы настоящий пример нашим мужьям. Я даже своего супруга поставила на коньки, чтобы он хотя бы отдаленно был на вас похож!
Марина, 32 года, финансовый директор, г. Москва

Мужчины хором: Спасибо, мы уже все раскраснелись…

Ледниковый периодА в это время

20 декабря в издательстве «АСТ» выходит книга Татьяны Тарасовой «Красавица и чудовище». Это переработанное издание мемуаров тренера, выходивших восемь лет назад, поэтому туда не вошли воспоминания о проекте «Ледниковый период». Но интересных параллелей много.