Звезды
Читайте сейчас
Настя Приходько: На Фабрике Звезд 7 у меня нет друзей
0

Самая неординарная участница проекта «Фабрика Звезд 7» Настя Приходько дала эксклюзивное интервью NEWSmusic.

— У тебя были музыкальные проекты до «Фабрики Звезд 7»?

— Я пробовалась даже на кастинг «ВИА Гры». Но меня не взяли, сказали, что талантливая, то, се, — но не взяли.

— Надо же! И в каком году это было?

— Четыре года тому назад. Но зато я выиграла приз зрительских симпатий, мне Костюк вручил поездку на международный фестиваль в Болгарию, в прямом эфире вручил. Я поехала туда, единственная от Киева. И пробовала и там ходить на кастинги, все говорили одно – ты талантливая, но по формату не подходишь и голосом. В коллективах никогда не участвовала, пела только сама, пели в горадминистрации, для Омельченко, для Кучмы пела. Потом в разных клубах пела, пыталась сама сделать, хотела просто, без всяких этих никнэймов, просто Настя Приходько. Пыталась сама дорогу себе пробивать. Никто не помогал, даже мама моя, хотя она музыкант, но отношения не имеет. Все делала сама, но нигде не участвовала.

— По сути на большую украинскую сцену у тебя не было выхода?

— Не было возможности. Ну выступала в филармонии, открывала концерт у Тамары Миансаровой, заслуженной артистки. В театре играла даже. Театр Юного зрителя в Киеве, у меня мама с театром связана и я через маму туда попала. Она не актриса, она театровед, и там не работает, просто у нее есть связи с этими людьми. Везде пробовалась. Я сама по специальности флейтист, гитарист, пианист, дирижер, вокалист, без куска хлеба я бы точно не осталась. Я уже думала, что если я не попаду на Фабрику, то пойду уже юристом, экономистом, что-то такое, чтобы нормально зарабатывать деньги. Но получилось, что попала. Вроде все идет нормально, хочется мне так думать по крайней мере.

Вроде все идет нормально, хочется мне так думать по крайней мере

— Какие были первые ощущения от стеклянного помещения с камерами?

— У меня абсолютно нет боязни камер, просто есть сильное чувство одиночества среди людей. Это трудно объяснить, но просто нет таких людей здесь, которые могли бы понять меня, а я могла бы понять их. Все базовое – общение, дружба, все как у людей, но в обычной жизни у меня есть подруга, которая меня всегда понимает, а здесь этого нет. Есть только доктор Курпатов, к которому я прихожу и сажусь и все ему откровенно рассказываю, он здесь самый хороший друг. Он меня подбадривает, поддерживает, лучше становится, когда есть человек, который тебя понимает.

— Те занятия, которые сейчас на Фабрике – есть ощущение, что дают много полезного и профессионального?

— Конечно, мне трудно, я не знала наших преподавателей, что это за люди, кто они… Но я считаю, что каждое занятие – это что-то новое, учиться никогда никому не мешало и я учусь все время. Я все равно открываю для себя что-то новое, интересное мне.

— Ты не в курсе, что происходит вокруг Фабрики, нет доступа в интернет. Тебя называют самой эксцентричной, самой необычной фабриканткой. А у тебя было ощущение, что ты совсем другая, как остальные?

— Да, всегда было ощущение, что я не такая как все, были какие-то комплексы, даже смотрела с детства на девушек, таких красивых, хорошо одетых, пыталась быть как они, но никогда не получалось. Я всегда выделялась, непроизвольно даже. Всегда была центром внимания, хотя специально ничего для этого не делала. Может быть, мой характер и эмоциональные флюиды передавались на других людей, а так я — обычный, простой человек. Я пришла на Фабрику Звезд 7 такая, какая я есть. Я не хотела играть, хотела, чтобы меня люди полюбили такой, какая я есть.

— Последние твои номера на отчетных концертах, они настолько и по жанру и по имиджу разные, и подача разная. Это твое сознательное желание побыть в разных ипостасях?

— Да, для меня это интересно, могу ли выдержать тот или иной образ, могу ли я правильно и грамотно все сделать, чтобы не ошибиться. Потому что каждая из ролей – ни шаг влево, ни шаг вправо. Это и есть артист, который может попробовать все. Я не звезда, я артист, я делаю все, чтобы быть артистом, потому что для меня самое главное – идти к этому и быть хорошим артистом. Не просто — вышла и спела. Я после каждого концерта очень утомляюсь, потому что я выкладываюсь на сто процентов, все, что у меня есть, я все отдаю зрителям. Я просто прихожу после концерта и сразу спать, потому что всю энергию, все что у меня есть, я вкладываю в этот номер, отдаю всю свою душу и сердце, чтобы меня поняли.

Конечно, хотелось бы думать, что выгляжу хорошо, но когда смотрю на себя, а я самокритичный человек, — нахожу у себя те же самые ошибки, которые могли бы быть и в обычной жизни, зрители их не замечают. Для них самое главное, что я не просто выхожу петь, а иду на сцену работать. Я хочу, чтобы это не просто была моя работа, которая приносила мне деньги, но и приносила мне с каждым днем все больше и больше какого-то жизненного материала, опыта, впечатлений. В общем, я учусь, в каждом номере я учусь чему-то новому. И мне это нравится.

— А что для тебя самое главное, что в прочтении этой песни будет для тебя новым, интересным?

— Отталкиваюсь от текста песни. В принципе, даже в тексте «я съела твои сушки, ты разлил мой чай» тоже можно найти какую-то философию, но я всегда отталкиваюсь от текста, а вторым делом идет мелодия, гармония. Я лиричный человек по натуре, романтичный, спокойный. Мне нравится спокойная музыка, от которой люди могут плакать, это мне больше импонирует. Ну и зажигательные песни-зажигалки тоже умею петь. Но я люблю либо совсем максимум, либо совсем минимум, что-то посредине я не люблю, типа баланс. Мне надо, чтобы весы были либо «за» либо «против», да или нет! Могу сыграть максимум и минимум, а середину могу растерять. Считаю, что песня – это душа, душа человека, который ее написал, он может расстаться с песней только если исполнитель понимает все-все. И композитор, и исполнитель, и текст и мелодия – это самое главное, что нужно донести зрителю, показать, сыграть грамотно, чтобы не выглядеть либо очень смешной, либо очень глупой. Это очень большое искусство, это не просто выйти на сцену одетой как кукла Барби.

У каждого исполнителя есть своя аудитория, но должна быть во-первых простота, во-вторых, искренность и доброта. Это самое главное, потому что люди устали от злости. Я считаю, что романтичные, добрые, лиричные песни сейчас более нужны людям.

Я считаю, что романтичные, добрые, лиричные песни сейчас более нужны людям

— Кто для тебя авторитеты в музыке?

— Вот если по-настоящему – мне очень нравится группа «Любе». У них очень хорошие песни, они душевные бывают, бывают трагические, как «Комбат», бывают лирические «Там за туманами», и озорные «Улочки московские». Вот у них или айда веселое, либо грустное до конца. У них нет вот этого посередине.

Из женщин я честно не могу сказать, потому что нету, нету. Вот такую музыку как я пою, может быть это Алла Борисовна. Не потому что я хочу подлизаться. Во-первых, она «сильная женщина плачет у окна», это вроде меня, — я могу заплакать и все об этом знают, потому что мне плохо, а не потому, что я делаю что-то на камеру. Мне сильно грустно, и я плачу. Пугачева — актриса, может и плакать, и поднять весь народ на ура, все будут стоять в овации. Пока ориентируюсь на нее, она мне ближе, я нахожу в своей душе что-то от нее. А так больше нет таких людей

— Кем ты себя видишь через 5-7 лет? Будешь ли ты петь, какие примерно песни будешь петь, будет ли это настолько сильно отличаться от того, что ты поешь сейчас?

— Я вижу себя в черном платье, выходящей на сцену. Становлюсь за микрофон и зал замирает, я начинаю петь и зал расслабляется, потому что у меня такой образ, что все ждут, что что-то сейчас должно произойти. И естественно, я буду петь романтичные, тяжелые и сложные песни, но никак не веселые, это мне не по душе. И люди замирают, я начинаю петь и они поймут, что в этой песне я хочу сказать. Чтобы они не знали, чего от меня ждать. Не так чтобы они думали, что вот она сейчас выйдет и мы знаем каждое ее движение. Я честно, никогда не репетирую, никогда. Потому что отрепетировать чувства невозможно. Надо выйти на сцену и надо это почувствовать. И я знаю, что на каждую песню движения будут разные, в зависимости от того, что в те или моменты у меня будет на душе. Вот так себя вижу, трагичной. Лиричной, маленькой, беззащитной, но в то же время сильной женщиной.