Звезды
Читайте сейчас
Не Пушкин
0

Иосиф Давыдович в ожидании президента с поистине бизоньим упорством пел до полчетвертого утра.

Не допелся.

В смысле — не дождался.

Не пришел президент.

И правильно сделал. Потому что негоже главе государства допускать фамильярное отношение к себе со стороны кого бы то ни было.

Иосиф Давыдович — певец, конечно, знатный, но это не значит, что может позволить себе бестактность в адрес президента.

Это ж надо заявить: хочу, мол, чтобы Путин поздравил меня лично. Какой-нибудь безмозглой «звездульке» с многочисленных «фабрик» такое еще, может быть, и простительно.

Но вести себя так «мэтру российской эстрады»...

Иосиф Давыдович, конечно, работал в юности, как он сам рассказывает, грузчиком на вокзале. Но с тех пор манеры можно было бы и поменять. Вроде как давно уже в другом обществе вращается.

Мстислав Ростропович был великим музыкантом. И личным другом Путина. Но фамильярности по отношению к российскому президенту никогда себе не позволял.

Хотя вовсе и не был политиком, но о политическом этикете представление имел.

Так почему же позволяет себе подобное Иосиф Давыдович?

Он ведь не только певец.

Он еще и депутат Госдумы. Председатель Комитета Госдумы по культуре.

Государственный человек. Политик федерального уровня.

Так что мог бы иметь (обязан иметь) представление и о культуре, и об элементарном политическом этикете...

А если не имеет, то какой же из него политик?

Да и просто воспитанный человек...

А может, Иосиф Давыдович возомнил себя величиной куда большей, чем даже президент? Звездной болезни, говорят, все возрасты покорны.

Так, по этому случаю вспоминается исторический анекдот про то, как гениальный Пушкин в ответ на вопрос государя-императора, не перепутают ли потомки, кто при ком жил — Николай при Пушкине или Пушкин при Николае, с гениальной дипломатичностью ответил: «Не бойтесь, государь, не перепутают».

Президент Путин свою страницу в историю России уже вписал. Навсегда.

Так что потомки точно не перепутают, кто при ком был.

Потому как Иосиф Давыдович певец, конечно, знатный...

Но не Пушкин.

Владимир Дюжий