Телевидение
Читайте сейчас
Путин не знает, о чем поет «Монгол Шуудан»
0


На форуме «Монгол Шуудана» небывалое оживление. Вокалист группы Валерий Скородед вошёл во вкус – и развёрнуто отвечает на вопросы посетителей. Как водится, много исторических экскурсов и просьб исполнить ту или иную подзабытую песню. Валера охотно идёт на контакт. Только за последние пару недель он пообещал возродить в новом виде древнюю песню «Пение ветра» и сделать в живом варианте «Колоколенку», записанную для прошлогоднего сборника песен о войне в исполнении московских панк-групп.

Подведение предварительных итогов состоялось 14 декабря в клубе MezzoForte. Зная о намерении Скородеда выполнить некоторые заявки, в клубе собрались преимущественно свои – так что привычные столики перед сценой оказались предусмотрительно убраны. В ожидании концерта людей развлекали диском с вольной подборкой песен «Монгол Шуудана». Среди них преобладали те, которые можно услышать на концерте, но встречались и настоящие раритеты, вроде «Судьбы» или «Чемоданчика». Стену украшали духовые инструменты, которые в обстановке анархического концерта производили зловещее впечатление. Будто владельцы клуба пустили в расход некий ска-бэнд, а оставшиеся после него трубы вывесили напоказ, словно трофейные скальпы бледнолицых.

Как только «монголы» замаячили в поле зрения, народ моментально оккупировал пространство перед сценой. Валера Скородед в своих высоких байкерских сапогах с узорами и массивным серебряным крестом на шее смотрелся неотразимо, но почему-то пребывал в некотором замешательстве. Обычно разговорчивый, он на этот раз выдавливал из себя каждую фразу: «Ну вот и снова увиделись… У нас сегодня тут концертик… Ладно, что-то пока не хочется ничего говорить… Давайте начнём, а разогреваться будем уже по ходу… Название первой песни является необъяснимым даже для нас – «Бонивур».

«Монгол Шуудан» с наскока выдал полдюжины песен с последнего альбома «Собственность – это кража». В каждой добавлялись какие-то обертона, какой-то неожиданный ракурс. Герой «Расстрела» исповедовался чересчур спокойно, буднично и философично, будто Сократ, которому феноменально легко далось решение выпить предписанную ему чашу с ядом цикуты. В «Знамени Над Тобой» новый гитарист Павел Власов значительно поменял проигрыши, превратив их из хардовых чуть ли не в рок-н-ролльные.    

Скородед активно помогал себе безумными гримасами. Например, в «Ловцах слов он всякий раз заинтересованно таращил глаза на строчке «Я залягу спать пораньше», изображая искреннее ожидание яркий батальных сновидений. В интонировании он также проявлял недюжинные актерские способности. Пробрало до печенок, когда Валера в «Козырь – Наш Мандат» вдруг страшно взревел, будто смертельно раненный медведь: «БЕРЕГСЬ, ЭКСПЛУАТАТОР, идёт дезорганизатор…»      

Тем временем народ неоднократно изъявил желание услышать, наконец, «Пение Ветра». И Валера смилостивился: «Следующую песню мы не играли очень давно. Это, видимо, должно звучать так». Музыканты сыграли «Пение ветра» несоизмеримо плотнее, чем раньше, а также снабдили ее запоминающимся басовым вступлением a-laRedHotChiliPeppers. Ещё одной композицией, которую «МШ» возродил после длительного перерыва, стала «Хаос – Порядка Отец». Если верить главарю «монголов», идея сыграть её в MezzoForteпринадлежала барабанщику Алексею Быкову. Комментируя текст, Валера туманно намекнул: «Ну, она тоже обо всех этих анархических делах, которые дают о себе знать и сейчас».

Политизированные ремарки Скородеда на этом не прекратились. Лидер «монголов» неожиданно подал любимую многими «Ехали казаки», заявив: «О чём поется в этой песне – не знает даже Президент России». Кроме того, перед «Гранатой он сказал: «Песня-эмксурс в историю нашего государства – или как там его еще назвать? Сейчас его даже государством-то назвать стремно…» А перед песней «Не моя забота» он разразился многоэтажным сложноподчиненым предложением: «Вариант следующей песни вызывает во мне смутное тревожное предчувствие того, что непоправимое может произойти раньше времени – например, кто-то сейчас поднесет мне стакан водки иди что-то ещё в этом роде».

Почти поле каждой песни Валера лаконично выражал свои эмоции: «круто», «супер», «отлично». Порою не удерживался и от сарказма. Выслушав восторженные вопли по поводу «Дальней дороги», он лишь покачал головой и выпалил: «Ага, ага. Ну, спасибо! Тронут!!». Прежде чем играть «Колоколенку», Валера адресовал себе пожелание: «Главное, не волноваться!».

«Где-то за морем» вызвала полемику Скородеда с залом. Он назвал эту песню замечательной, но какой-то парнишка горячо возразил: «Валера, у тебя все песни замечаельные». Благодарный Скородед сверхпланово выдал «Москву» и «Тамаду». И это несмотря на то, что группе еще предстоял ночной сет на байкерском фестивале.