Звезды
Читайте сейчас
Рынок электроники: «белого» все больше
0

Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) подвела некоторые итоги 2007 г. По оценке РАТЭК, объем российского рынка электроники и бытовой техники (без учета мобильных телефонов) достиг 15 млрд. долл.: это на 15% больше, чем в 2006 г.

Борьба Федеральной таможенной службы с «серым» и «черным» импортом, похоже, приносит ощутимые результаты. «Коэффициент легальности», вычисляемый РАТЭК для различных товарных групп, в последние годы неуклонно растет по абсолютному большинству продуктовых линеек. Так, если в 2004 г. легально ввозилось 36,9% плазменных панелей, а в 2005 г. — 50,5%, то в 2006 г. — уже 94%, а в прошлом году, по данным РАТЭК, — все 100%.

При этом, однако, доля легально ввезенных ЖК-телевизоров по сравнению с позапрошлым годом не изменилась — 70%.

Существенный прогресс наблюдается в таком сложном сегменте, как цифровые фото- и видеокамеры. Эти небольшие, но дорогие устройства традиционно пользовались особым вниманием контрабандистов. По оценке РАТЭК, если в 2005 г. в Россию легально ввозилось лишь 8,5% фото- и видеокамер, а в 2006 г. их доля выросла до 21%, то в прошлом году «коэффициент легальности» в этом сегменте стремительно увеличился до 95%. По данным РАТЭК, в 2006 г. из проданных 4,2 млн. устройств лишь 890 тыс. ввезли в страну официально. В прошлом году соотношение значительно изменилось — было продано 5 млн. цифровых фото- и видеокамер, из них 4,8 млн. — ввезены легально. Руководство РАТЭК убеждено, что столь существенное «обеление» обусловлено «обнулением» ставки ввозной импортной пошлины на эти товарные группы (ранее она составляла 10%).

Что касается ноутбуков, то этот сегмент не оправдал ожиданий РАТЭК. В 2006 г. его «коэффициент легальности» составил 48%. По словам президента ассоциации Александра Онищука, предполагалось, что в 2007 г. этот показатель повысится до 80%, однако в действительности он достиг лишь 50%. По мнению руководства РАТЭК, на руку контрабандистам сыграла неповоротливая бюрократическая машина и бездействие чиновников. Дело в том, что для официального оформления ввоза каждой модели ноутбуков, оборудованной адаптерами Wi-Fi или Bluetooth, необходимо получить дополнительные разрешительные документы Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ). Ранее ее заседания проводились регулярно, 7–8 раз в год, и получение разрешений не вызывало особых проблем у поставщиков. Однако в 2007 г. ГКРЧ провела лишь четыре заседания: в феврале, мае, июне и ...в декабре. Комиссия полгода просто не собиралась из-за отсутствия кворума... «Рынок не мог ждать, и появились сомнительные предложения», — считает Александр Онищук.

Интересно, что в сегменте мобильных телефонов подобной проблемы не существует: их регистрация в ГКРЧ была в свое время отменена. В конце 2007 г. аналогичное решение было принято и в отношении других устройств, использующих Wi-Fi и Bluetooth. Официальный «Перечень радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств, разрешенных для ввоза на территорию РФ» был дополнен новым разделом. Как сообщается в письме ГКРЧ, направленном в адрес руководства РАТЭК, «в настоящий момент компаниям нет необходимости получать дополнительные разрешительные документы для ввоза на территорию РФ оборудования стандарта Bluetooth, Wi-Fi и товаров со встроенными модулями указанных стандартов». Как отразится это решение на «коэффициенте легальности» сегмента ноутбуков — покажет будущее.

Успехи в борьбе с «черным» и «серым» импортом фиксирует не только РАТЭК. Центробанк недавно опубликовал собственные расчеты объема импорта в Россию. Они основываются на методологии платежного баланса и несколько отличаются от данных, представленных таможенной службой. По сути, разницу между оценками ФТС и ЦБ, т. е. между объемом задекларированных и реально ввезенных товаров, и можно считать долей нелегального импорта. ФТС оценивает импорт в 2007 г. в 199,71 млрд. долл., а ЦБ — в 223,06 млрд. долл. Соответственно доля нелегального ввоза товаров составляет примерно 10,5%, или 23,4 млрд. долл. (речь, естественно, идет обо всех сегментах российского рынка). Несмотря на столь внушительную сумму, прогресс налицо — в 2000–2005 гг. нелегальный импорт оценивался в 21–24%, в позапрошлом году он снизился до 16% (в 2007-м — 10,5%). Кроме того, впервые разница между показателями ЦБ и ФТС сократилась не только в относительном, но и в абсолютном выражении — с 27,2 млрд. долл. в 2006 г. до 23,4 млрд. долл. в 2007 г.

ФТС продолжает предпринимать все новые усилия по легализации импорта. В частности, с 10 февраля 2008 г. вступил в силу приказ ФТС «О порядке получения лицами сведений о выпуске товаров, ввезенных на таможенную территорию России». Теперь компании, торгующие импортными товарами, вправе получать информацию о том, проведено ли таможенное оформление того или иного товара и законно ли он реализуется на территории страны. Для этого необходимо направить соответствующий запрос в таможенные органы, и те должны ответить в течение 5–10 рабочих дней.

Многие компании, закупающие уже растаможенные импортные товары у дистрибьюторов, подвергают себя определенному риску. Являясь «добросовестными приобретателями» и честно заплатив все налоги, они тем не менее не застрахованы от серьезных неприятностей, если при проверке на их складах будут выявлены неправильно задекларированные или незаконно ввезенные товары.

Подобные прецеденты случались и на компьютерном рынке. Напомним, что два года назад Уральское таможенное управление провело проверку екатеринбургских ИТ-компаний. «Пробив» по своей базе номера ГТД на «подозрительные» товары и обнаружив несоответствие, таможенники предъявили штрафные санкции нескольким из них. По сути, в той ситуации екатеринбургские фирмы оказались «без вины виноватыми». Дилеры не могли (да это им и не было нужно) проверить, ввезен ли легально товар, закупленный у дистрибьюторов. Тем более если речь шла не о ввозе комплектующих под видом другого товара, а о занижении декларируемой стоимости.

После этих проверок Уральская региональная Ассоциация компаний сферы информационных технологий (АКСИТ) предложила создать оперативный канал обмена информацией с таможенными органами, чтобы компании могли в любой момент обратиться к ним, выборочно предоставив информацию на закупаемый товар, и без проволочек получить ответ, легально ли он был ввезен. Похоже, эта идея наконец нашла понимание в ФТС.

По материалам CRN/RE №7 (300), 2008.

@ASTERA, 29.04.2008