Телевидение
Читайте сейчас
Виктор Батурин: У меня были подозрения, что Билан принимает наркотики
0

Для шоу-индустрии бизнесмен Виктор Батурин — персона знаковая. Судя по заявлениям в прессе, недавно в опалу попали его бывший «подопечный» Дима Билан и продюсер (по совместительству супруга Батурина) Яна Рудковская. На днях общественность потрясла новая информация: столь «трепетное» отстаивание позиций грозит Батурину разводом с Рудковской. «Аргументы неделi» встретились с Виктором Батуриным и откровенно поговорили о его планах в шоу-бизнесе и семейной жизни.

— Виктор Николаевич, из-за чего все-таки произошел конфликт с Биланом?
— Ну какой это конфликт? Это моя принципиальная позиция, и ее невозможно урегулировать. Кто такой Билан? Голодранец. Он что, мне отдаст затраченные на него деньги? Вместо того чтобы ехать в Англию записываться в студии, в которой работали «Битлз», они пошли по другому пути. Не поставив меня в известность, внаглую связались с Тимбаландом, записали альбом и сняли клип. Вложили мои деньги в развитие американской культуры. После этого я вызвал Билана, и мы с ним подписали документ, что я больше не имею к нему отношения. С октября он и Яна работают самостоятельно.

— Правда, что вы всячески препятствуете им в работе?
— Существует какой-то прообраз «черного альбома», на который потрачены мои деньги. Хороший он или плохой — мне все равно. Но мне неинтересно, чтобы его продавали в России. Поэтому при передаче прав на Билана я запретил ему это делать. Пусть продают в Америке.

— Получается, что вы своей жене ломаете бизнес…
— Вообще-то — это мои деньги. Если я что-то и ломаю, то прежде всего себе. Я же не за их счет что-то делаю. Поэтому мое условие такое — он не поет эти песни и не продает в России. Почему? А вы знаете, что «черная музыка», которую они хотят у нас пропагандировать, — музыка безысходности, рожденная на хлопковых плантациях рабовладельческого юга и в борделях Нового Орлеана. Эта музыка апатична – отсюда наркотики, однополый секс.

Ее играют не в миноре и не в мажоре, а где-то посередине тональности. И это звучание приводит в полнейшую покорность или некий экстаз, которым заряжается толпа. По-этому эксплуатировать эту музыку на нашем рынке опасно. Беда Билана в том, что он малограмотный. А Яна, к сожалению, очень инерционна. Ее можно «зарядить», и она за чужую идею будет пробивать лбом стену. Понятно, что все эти штучки ей подсовывает Билан. И она начинает раскручивать это как новый стиль.

— В последнее время ходят слухи, что Билан употребляет наркотики. Это правда?
— Я несколько раз с ним серьезно разговаривал и предупреждал, что если хоть раз увижу за применением наркоты — у него будут неприятности. Он мне клялся, что этого нет. Лично я никогда не видел, чтобы он употреблял наркотики. Но подозрения были. Правда, тогда он сослался на то, что у него такие «замутненные» глаза от яркого света. Ну какой в клубах яркий свет? В общем, было непонятно.

Хотя у меня нет повода его в этом подозревать – я не видел его в компаниях, которые употребляют серьезные наркотики. К тому же он периодически проходит медицинское обследование. А вообще, наркотики – это не причина, это следствие образа жизни, музыки. Одни люди верят в Бога, другие — в социализм. А когда в вере появляется пустота ее заменяют нетрадиционный секс, наркотики, алкоголизм.

— Скажите, а нет ли в вашей теории и высказываниях политических амбиций. Кстати, каковы они у вас?
— Никакие. Слово «политика» переводится как умение скрывать свои подлинные мысли. Оно было придумано для царей, которые должны были говорить одно, а делать другое. Такой политикой никогда не буду заниматься. Обдумав свою жизнь, я понял, что никогда не вступлю ни в одну из партий. Я пришел к выводу, что партийная система подразумевает наличие людей первого сорта – членов партии, и второго — не членов партии. А это уже Аристотель и идеология нацизма.

— Не боитесь, что ваша категоричность и конфликт с Биланом разрушат семью? В тусовке судачат о вашем разводе с Яной.
— Я заявление на развод не подавал.

— А Яна?
— Если и подала, то мне пока не сказала.

— Может, таким слухом Яна решила привлечь внимание к своей персоне?
— Вряд ли. Честно говоря, около года назад был период, когда я действительно хотел развестись с Яной. Для нее это был неудобный момент. В смысле, развод был не в ее пользу. Она больше бы потеряла, чем приобрела. Яна сделала нужные шаги, и все наладилось. После этого случая я решил, что не буду сам подавать на развод. Я понял, что не имею права решать за детей — плохая или хорошая у них мама. Но могу сказать, что у Яны очень приличные документы, позволяющие развестись, не спрашивая моего согласия.

— Ваша супруга получит половину вашего бизнеса?
— Нет. Но она будет гораздо богаче всех наших светских львиц.

— У вас заключен брачный договор?
— Да. Причем, когда я женился на ней, брачный договор мы не заключали. Мы это сделали потом по инициативе Яны.

— Говорят, что ваш брак изначально строился на корысти. Яна хотела социального и материального статуса, а вы — скрыть свою нетрадиционную ориентацию?
— Меня во многих грехах обвиняли, единственное, в чем никогда не упрекали, так это в пониженной рождаемости (смеется). А если серьезно, то до Яны я был женат. От первого брака у меня дочь и уже внуки. Что касается нетрадиционной ориентации, то хорошо, что эти слухи появились на шестом десятке. Обидно, если об этом говорят, когда тебе 20–30 лет (смеется). Хотя вся попсовая тусовка — «голубая» в прямом и переносном смысле. Когда появился Билан, я в этом убедился. Но никогда не переходил эту грань. Поэтому о подобной корысти не задумывался. Думаю, что Яна тоже.

— В случае развода с кем останутся дети?
— Не знаю. Традиционно дети всегда были со мной. У меня двое сыновей от Яны. Я хлебнул столько горя, прежде чем они появились.

— Почему?
— Яну тяжело было склонить на второго сына. Она говорила: «Я молодая, у меня грудь отвиснет». Поэтому приходилось самому кормить их, как оленят, – с рожка. Они меня сегодня в шутку «мамой» называют. Я к ним так прирос, что забросил свою карьеру. Но не жалею об этом.

— А как же шоу-бизнес? Неужели продюсирование вас больше не привлекает?
— Я им никогда и не занимался. Более того, продюсировать я никого не могу, так как у меня нет соответствующего образования. Помочь – пожалуйста. Вот недавно вернулись из Венеции. Снимали там фильм «Казанова». Это интеллектуальный фильм, в котором Эдвард Радзинский в своей манере – театра одного актера — рассказывает его историю. Может, в будущем возьмусь за постановку художественного фильма. Хотел бы рассказать историю про княжну Тараканову.

— Говорят, вы планировали выкупить у Киркорова Стоцкую?
— Так у нас вроде крепостное право отменили?.. Если бы такая возможность была, может, и купил бы. Она бы работала у меня дома как крепостная актриса Жемчугова. (Смеется.) Ну а если серьезно, то со Стоцкой я лично незнаком. Хотя и оплачивал несколько раз ее концерты для корпоративов.

Они с Колей Расторгуевым у меня в колхоз съездили. После уборки урожая прямо на поле выступали. А что касается денег, которые я дал Киркорову, так это отношения к Стоцкой не имеет. У него было сложное положение, и я ему просто помог. Постарался сделать так, чтобы это было этично и полезно. Если он будет покупать квартиру, я ему и в этом помогу. Во-первых, этот человек отдаст. Во-вторых, ему приятно помогать. Он заслуживает уважения и поддержки.