Звезды
Читайте сейчас
Царский поцелуй
0


31-й Московский кинофестиваль откроется сегодня фильмом Павла Лунгина«Царь». Картину уже посмотрели Канны, и по признанию самого режиссера, . Но, как это происходит практически с каждой картиной Павла, равнодушным не остался никто. Осознав этот факт, отборочная комиссия ММКФ не могла пройти мимо такого события. Однако в конкурс — по условиям фестиваля – картина войти не могла. Решение, кажется, пришло само собой: сделать «Царя» фильмом-открытием.

Прошли годы с того момента, как в 13 лет Иван, сын великого князя Московского Василия III и Елены Глинской, вынес свой первый смертный приговор, отдав на растерзание псам князя Андрея Шуйского. Иван уже прочно уселся на Московском престоле, искоренив всех врагов — истинных и мнимых. Правитель окружил себя верными слугами, способными ради него на любое преступление, готовыми повеселиться  от души и простоять всю ночь на молитве – лишь бы рядом с правителем. От них исходит смрад, за версту выдающий пристрастие проливать кровь старых и малых, их лица обезображены печатью гниения душ, а главное украшение – собачьи головы и метлы. Имя им было опричники.
Не выдержав произвола царского, из Москвы сбежал глава церкви – митрополит Афанасий. А Грозный, почитая себя единственной властью на русской земле, прекрасно понимал, что ему необходима поддержка церковной власти перед народом. И тогда он вспомнил о том, что наставником в Соловецкий монастырь ушел друг детства Филипп Колычев. Так царь призвал на служение того, с кем разделял детские забавы. И начал этап жизни с поцелуя — известной награды со стороны государей. И, в тот же момент, предав будущего митрополита.

Исполненный глубокого мистического философского смысла поединок разума, воли, любви и ненависти и решил экранизировать Лунгин. Павел Семенович собрал воедино удивительную команду, выбрав на роль Ивана Грозного Петра Мамонова, решившего продолжить свою роль отца Анатолия в «Острове» царем. А Филипп митрополит Московский стал очень трогательной, тонкой, умной и неуловимо ранимой последней ролью Олега Янковского.

Второй же план запестрел актерами, в возможностях которых и раньше никто не сомневался, но здесь они раскрылись в полной мере. Юрий Кузнецов (Малюта Скуратов), Александр Домогаров (Федор Басманов), Вилле Хаапасало (Генрих Штаден), Алексей Макаров (Иван Колычев — последний выживший в роду племянник митрополита), Иван Охлобыстин Анастасия Донцова (юродивая) – каждый в своей ипостаси создал такую  картину того времени, что у зрителя не осталось сомнений в характерах их героев, в их судьбе, в предназначении.

Ощущение реальности подогревалось исключительно достоверными костюмами, задуманными  и исполненными Натальей Дзюбенко и Екатериной Дыминской. А идеальное воссоздание световой гаммы и всей картинки в целом режиссер отдал на откуп любимому оператору Клинта Иствуда гениальному Тому Стерну.

Получился фильм, которому впору позавидовать Сергею Эйзенштейну. Хотя бы потому, что классику, по признанию Лунгина, пришлось делать . А Павла Семенович .

Но и психологическую сторону режиссер решает, на первый взгляд, столь обыденно и  просто, что она становится доступной каждому зрителю. Другое дело усмотреть, что крылось за царскими поцелуями, которыми Иван Грозный награждал и казнил свое окружение. Как тут не вспомнить первый и последний поцелуй другого исторического персонажа – Иуды?

Сравнить оба лобзания можно, лишь посмотрев фильм «Царь» Павла Лунгина.