Звезды
Читайте сейчас
Дима Колдун
0

(О БРАТЕ)
Для меня в первую очередь важны человеческие отношения. Если у нас и будет какая-то конкуренция, то исключительно на творческой основе. Кстати, мы вместе уже пели дуэтом. Постараюсь ему помочь и даже уже помогал справиться с аранжировкой. Но в Белоруссии, в отличие от России, пробиться на эстраду гораздо тяжелее – прежде всего материально, надеяться на продюсеров не приходится. Только на государство.

(ЧЕМ ЗАНИМАЛСЯ ДО ТОГО, КАК НАЧАЛ ПЕТЬ)
Ничем вообще. Был разгильдяем. А толчком послужило то, что брат поставил меня перед выбором – либо убирать квартиру, либо учиться играть на гитаре. Я выбрал игру на гитаре. Он стал меня учить игре, а потом я стал петь – тяжелый рок. Первый успех случился на концерте в школе. Но это всегда было как бы моим хобби, поэтому я поступил на химический факультет. Только четыре года назад решил поучаствовать в конкурсе «Народный артист». Организаторы приезжали в Минск отбирать всех желающих, но, кстати, тогда меня выгнали с конкурса. Не потому, что я плохо пел, а потому, что нагло себя вел. По крайней мере, я в этом уверен.

(О КАСТИНГЕ НА «ФАБРИКУ ЗВЕЗД»)
Приехав из Минска в Москву на 38-м боковом месте в плацкартном вагоне (для тех, кто не знает, – это в самом конце сбоку), я все равно не мог бы заплатить адекватные деньги за участие. Так что вопрос отпал сам собой. И продюсеров я не искал.

(ПОЧЕМУ ВИКТОР ДРОБЫШ ОТЗЫВАЕТСЯ НЕ ОЧЕНЬ ХОРОШО)
Виктор Дробыш – талантливый композитор. И, как каждый талантливый человек, имеет право на смену настроения. Я очень ему благодарен за то, что он взял меня и дал возможность участвовать в его «Фабрике». Но я все честно отработал, отдал дань, хотя среди нас были люди, которые пропустили концерты. Я не пропустил ни одного, все честно отработал.

Затраченные на меня деньги я отработал полностью. Так что претензий, на мой взгляд, с его стороны быть не должно. Просто так случилось, что после моего участия в «Евровидении» руководство Международной музыкальной корпорации решило поменять продюсера. Теперь мой музыкальный продюсер Александр Лунев.

(О КОНФЛИКТЕ С КИРКОРОВЫМ)
Я уже объяснял и Филиппу, и белорусам, и прессе, что не знаю, кто и что за меня заплатил или не заплатил. С Филиппом мы расстались нормально, и мне не известны причины того, почему Киркоров отказался от участия этим летом в «Славянском базаре» и какие отношения у него с белорусскими чиновниками.

(ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ В ЖИЗНИ ПОСЛЕ «ЕВРОВИДЕНИЯ»)
Нет, практически ничего не изменилось. Как был определенный круг общения, так и остался – человек восемь-десять. Может быть, немного расширился. А сам я стал еще более скрытным человеком. Мне самому интересен процесс того, что со мной происходит. Сейчас, наверное, мне не хватает какой-то встряски – такой, как «Евровидение». Я бы, наверное, поменял все концерты на участие еще в одном конкурсе «Евровидения». Но не через год-два, а лет через пять-шесть. Но уже с накопленным музыкальным опытом.

(О ПОКЛОННИКАХ)
Бывает, что раздражают. Особенно шепот, который я слышу очень часто – вот он, сидит, и пальцем на меня показывают. Зачем так вести себя – подойдите, возьмите автограф или сфотографируйтесь. Я ни разу никого из своих поклонников не посылал. Поэтому стараюсь закрываться капюшоном от куртки – чтобы никто не узнавал. Ведь не всегда я передвигаюсь на автомобиле, бывает, езжу на метро – и в Минске, и в Москве.

(О ПРОХОРЕ ШАЛЯПИНЕ)
С Прохором мы дружим, хотя по разному относимся к очень многим вещам. Меня удивляет, что он любит рассказывать о своей жизни, посвящать в собственные переживания и проблемы не только знакомых и друзей, но и журналистов. Я так не умею и не хочу поступать. Моя личная жизнь должна быть за семью замками, и незачем о ней знать. А зависть… Наверное, те кто завидует, вам об этом скажут, а мне – нет. Так что спросите у них… А вообще мне все равно. Если и завидуют, то молча, мне об их зависти не известно.

(О «ЖЕЛТОЙ» ПРЕССЕ)
Насчет аварий – это правда. Я не очень хорошо вожу автомобиль. Хотя права у меня пять с половиной лет – с восемнадцати. Но когда езжу – иногда задумываюсь и попадаю в аварии, правда, сам пока, к счастью, сильно не пострадал. Машина у меня застрахована, и все претензии принимает страховая компания «Каско». А вот о том, что в Сочи во время купания со мной случился конфуз, – это чистой воды выдумки. Ношу плавки своего размера, так что они не спадали ни разу во время купания…

(ПРИЗНАЮТСЯ ЛИ МУЖЧИНЫ В ЛЮБВИ)
Таких любовных признаний не было. Но когда я находился в Европе, меня спросили: если вы выиграете конкурс «Евровидения», как в вашей стране отнесутся к тому, что к вам приедут 60 тысяч геев? Этот вопрос поверг меня в замешательство. А потом были какие-то ухаживания, намеки и полунамеки, приставания. Но не любовные признания. Реагирую на это я спокойно, адекватно, понимаю, что сейчас в Европе к этому отношение лояльное, а в России и Белоруссии среди образованной городской молодежи – или лояльное, или безразличное. Так что я стараюсь никак не реагировать на это…

«Вечерняя Москва».