Сериалы
Читайте сейчас
«И все-таки я люблю...»:ах, Вера, Вера…
0

И все-таки я люблю...

«Телесемь» раскрыла секрет успеха сериала на «Первом канале».

Вперед, в 70-е?

Cериал «И все-таки я люблю…» в рейтингах телесмотрения входит в первую десятку. Так, в воскресенье, 2 марта, его посмотрели 142 120 новосибирцев (10,2% от населения города). Сериал «Громовы. Дом надежды» («Первый канал») 12 февраля посмотрели 15,4% новосибирцев. Действие обоих сериалов разворачивается в 70-е годы прошлого века. Чем же так привлекательна для зрителя та эпоха?

СЛОВО ЭКСПЕРТАМ

Психолог Елена НОВОСЕЛОВА:
– Аудитория этих сериалов – женщины 40 с лишним лет. Именно в этом возрасте возникает сильное желание вернуться в прошлое. Молодость нынешних сорокалетних и тех, кто старше, пришлась на то время, когда движение из деревни в города было довольно стремительным. Многие приезжие адаптировались в городе, сделали карьеру. И смотря на экран, они соотносят происходящее с собственным прошлым. Эта проекция своей жизни на жизнь героини – мощный стимул смотреть сериал дальше. Наконец такой момент: в современных телеисториях на первый план часто выходят финансы, бизнес, девушки, продающие свою любовь. И так хорошо думать, что в прошлом чувства были возвышеннее.

Социолог Ирина ТАРТАКОВСКАЯ:
– Для многих зрителей ностальгия по 70-м связана с потерей этических координат в нынешней жизни. Атмосфера тех лет, переданная в фильмах, рассказывающих о том времени, кажется уютной, расслабляющей. Туда действительно тянет. Негатив совет-ских времен теперь как бы ограничивается политической и бытовой плоскостями. Что же касается межличностных отношений, они воспринимаются как более чистые.

С оглядкой на «слезы»

Как только сериал «И все таки я люблю…» вышел на экраны, его сразу же стали сравнивать с фильмом «Москва слезам не верит». Но много ли в них пересечений?

АВТОРА!

Татьяна АРЦЕУЛОВА, сценарист сериала «И все-таки я люблю…»:
– Когда мы с Анной Суворовой писали сценарий, мысли о параллелях с фильмом «Москва слезам не верит», конечно, возникали. И мы не старались от параллелей уходить, понимая, что это обеспечит успех сериалу. Но сюжетных ходов из «Москвы…» мы принципиально не брали, просто с помощью отдельных деталей пытались отразить то же время. Например, видишь Веру с новорожденной Ритой в бараке – вспоминаешь Катю Тихомирову с дочкой в комнатке общежития. Похожи и сцены встречи героинь с их мужчинами спустя годы. В «Москве…» Екатерина и Рудольф-Родион встречаются на Гоголевском бульваре, в нашем сериале Вера и Вадим – в сквере рядом с Новодевичьим монастырем. Женщины даже вопрос задают один и тот же: «Как мама?». А еще многие знакомые мне говорят, что Анна Брониславовна – это Катя Тихомирова. Просто она разошлась с Гошей и стала женой генерала.

Анна СУВОРОВА, сценарист:
– Для меня главная цитата из «Москвы…» – проживание приехавших в столицу подружек в общежитии. Но в этом наш фильм похож и на «Девчат». Только там показано не столичное общежитие, а далекого сибирского поселка.

Сергей ГИНЗБУРГ, режиссер сериала:
– На съемочной площадке нашего сериала впервые после работы в фильме «Москва слезам не верит» встретились актрисы Вера Алентова и Раиса Рязанова. Конечно, они часто вспоминали тот фильм, и, наверное, уже благодаря участию этих актрис атмосфера того фильма была привнесена в наш сериал. Впрочем, и я иногда сознательно напоминал коллегам о картине «Москва слезам не верит». Например, у Светланы Ивановой, играющей Риту, дочь главной героини Веры, долго не получалась такая сцена: она входит в комнату и выразительно смотрит на любимого. Тогда я сказал Светлане: «Помнишь эпизод, когда Катя Тихомирова подходит к Гоше и говорит: «Как долго я тебя ждала!». Вот так нужно сыграть и здесь».

Синдром Золушки

История девушки, которая выходит из низов и становится принцессой, всегда вызывает интерес. По мнению психологов, этот сюжет вселяет уверенность: можно добиться успеха – стоит только захотеть. Один из вариантов сказки про Золушку – история покорения провинциалкой столицы, о чем, собственно, фильм «Москва слезам не верит». Но если его героиня Катя вышла из борьбы с обстоятельствами победительницей, то Вера в этой схватке проиграла. Почему?

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Татьяна АРНТГОЛЬЦ, исполнительница главной роли в сериале:
– В отличие от Кати, сильной и стойкой женщины, моя Вера слаба и беззащитна. Не только в силу характера. Просто она любит и зависима от этого чувства. Моя сестра Ольга, посмотрев несколько серий, сказала: «Да твоя Вера – как собака, что же она так себя не уважает?». Да, моя героиня верная, ласковая, преданная Вадиму. Она способна, не имея ни малейшей надежды на приезд любимого, бегать на вокзал и встречать поезда. Она не в состоянии адекватно оценивать происходящее, поэтому притягивает беды. Кроме того, когда ей пришлось пережить предательство самых близких людей, рядом с ней не оказалось верных друзей, которые были у Кати Тихомировой.

Татьяна АРЦЕУЛОВА, сценарист:
– Катя приехала в Москву с ясной целью: учиться, добиться чего-то в жизни. А у нашей героини Веры такой цели не было. Кроме того, она дурочка, во многих ситуациях ведет себя нелепо. К тому же Вера из детдома, она не знает, как строить отношения в семье. Хотя ее дочь Рита, чье детство тоже было неблагополучным, сумеет обойти те ловушки, в которые попалась ее мать, и станет счастливее.

ЧТО ЖДЕМ?

«И все-таки я люблю…». Продолжения сериала, увы, не будет.

«Громовы». Пишется сценарий для третьей части. Снимается еще несколько сериалов, действие которых либо начинается, либо происходит в 70–80-е годы.

«Блудные дети». 12-серийная история семьи Морозовых из небольшого провинциального городка.

«Предел желаний». Семейная сага в 12 частях.

«Ермоловы». Еще одна семейная сага длиной в 32 серии. Время действия – с 20-х годов ХХ века до наших дней.

ПАРАД ПРИСТРАСТИЙ

В какое время хотели бы жить?

Сергей Бабаев, «Другие новости» («Первый канал»):
В свое! Времена не выбирают.

Виктор Гусев, спортивный комментатор («Первый канал»):
В нынешнее. Не во времена СССР.

Николай Лукинский, «Аншлаг» («Россия»):
Когда Господь дает жизнь, тому и надо радоваться.

Александр Беляев, метеоролог (НТВ):
В то время, в какое живу.

Мария Арбатова, писательница:
Меня устраивает и то, как я жила в СССР, и то, что происходит со мной сегодня.

Михаил Державин, актер:
Каждый раз, попадая в Питер, ловлю себя на мысли, что мне интересно посмотреть, как шло зарождение города в допетровские времена.

Владимир Скворцов, актер:
С удовольствием побывал бы в конце ХIХ – начале ХХ века. Очень интересен бум вокруг только начавшего развиваться немого кинематографа.

Анна Снаткина, актриса:
Ближе всего золотой век – пушкинские времена. Балы, платья с кринолином! И дамы больше чувствовали себя женщинами. А кареты с лошадьми мне нравятся больше, чем машины.