Звезды
Читайте сейчас
Никитон Михалков
0

Максим САМОХИН

Расставшись с мигалкой, знаменитый режиссёр стал тратить на общественную работу три часа в день

В последнее время Никита МИХАЛКОВ занял собой все новостное пространство страны. Все началось с критики фильма «Утомленные солнцем -2». Недруги режиссера только и ждали подобного момента, чтобы набросится на «раненого льва». А тут еще его гневное письмо министру обороны, мигалка… Никита Сергеевич вмиг оказался чужим среди своих, но это не дает ему ни малейшего шанса стать своим среди чужих. Единственный выход - оставаться самим собой, и, похоже, Михалков его уже давно нашел.

Осознание того, что Бог не по силам креста не дает, помогает Никите Сергеевичу пережить любые неурядицы

Осознание того, что Бог не по силам креста не дает, помогает Никите Сергеевичу пережить любые неурядицы

— Никита Сергеевич, как обходитесь без мигалки?
— Я езжу так, как я ездил и раньше. Я никогда не нарушал правил дорожного движения по-хамски и необоснованно, не пользовался спецсигналом без крайней надобности. А если пользовался, то осторожно, не создавая на дороге опасных ситуаций.
Сейчас я просто сократил общественную деятельность до минимума - часа три в день. Свое личное расписание, связанное с творчеством, спортом, общением с друзьями, я не изменил.
— В своем письме министру обороны вы выразили недовольство тем, как проводятся парады на Красной площади 9 Мая. С каждым годом праздник все больше обесценивается…
— Да, но его опасно обесценивать! Люди не понимают, что обесцененный праздник Победы, снятые со стен планшеты с русскими победами в суворовских училищах, отсутствие парадной военной формы — это демонстрация отношения к Российской армии, это ее унижение. И если государство так относится к армии, то и армия будет не лучше относиться к государству. А ведь чаще случается, что армия государству бывает более необходима, чем государство армии.

Министерство обороны предоставило МИХАЛКОВУ мигалку из уважения, а забрало от обиды

Министерство обороны предоставило МИХАЛКОВУ мигалку из уважения, а забрало от обиды

— То, что вы сейчас перечислили, — это внешние составляющие. А если говорить о внутренних? Служить никто не хочет, дедовщина, коррупционные скандалы…
— Положение дел в армии отражает состояние общества. А прокуроры, которые крышуют преступные группировки? А казнокрадство? А обложение поборами своих подчиненных командирами воинских подразделений?
— У молодежи вашего поколения какое было отношение к службе в армии?
— Для сельского жителя это была единственная возможность получить паспорт. В то время сельские жители были вроде крепостных. Они даже в гостинице не имели права поселиться, приехав в город, — только в Доме колхозника. Для них пойти в армию было сном золотым! Ведь они получали военный билет, а после этого могли получить паспорт. А у городских… Конечно, всегда было желание «откосить». Но «откосить» не по тем причинам, по которым хотят «откосить» сейчас — из-за страха, что убьют, изобьют. Просто было жалко тратить два года жизни.
— Вы так же думали? Не было ли желания «откосить»?
— Я ни секунды не жалею, что прошел эту школу. Там, на флоте, я провел, может быть, счастливейшие дни моей жизни. Меня забирали в 26 с половиной лет. Я должен был идти в кавалерийский полк, но вдруг — разнарядка в стройбат. Прихожу к начальнику, спрашиваю: «Как же так?» А он: «Что, Михалков, хочешь в Москве остаться?» Говорю: «Нет. Просто у меня два высших образования, а вы меня хотите отправить лопатой махать?» — «Да ладно заливать, ты хочешь в Москве остаться!» Я разозлился: «Какая у вас самая дальняя команда?» — «Камчатка!» — «Вот и запишите меня на Камчатку!» Он говорит: «Ага, я тебя запишу, а потом мне по шее дадут?» Я пообещал написать расписку, что добровольно прошусь на флот на Камчатку. И тогда он меня записал. В то время за группами призывников из районов Москвы закреплялись сопровождающие из местных КБ, с производства… Они кайфовали, потому что их освобождали от работы на какое-то время. Почему-то всех, с кем я пришел на сборный пункт, разобрали, а я остался. За мной никто не приходит, домой тоже не отпускают. На пятый или шестой день захожу в туалет и вижу в самом углу писсуара — они тогда были длинные, вдоль всей стены — что-то виднеется. Подхожу. Чей-то военный билет. Аккуратно беру его. Мой! Не совсем трезвый сопровождающий выронил его и не заметил! Вот тут я понял, что такое искушение. Есть возможность прямо сейчас, здесь прекратить всяческие отношения с армией. Билет опускается в унитаз, и вместе с ним исчезает призывник Михалков. Это май, в октябре мне 27. Пока то-се, выяснения, медкомиссии… И истекает срок призыва в армию. И тут я вспомнил слова мамы: «Если тебе катится в руки что-то очень выгодное, ради чего не нужно ничего делать, просто протяни руку и возьми, подумай: сколько из 10 человек от этого бы не отказались? Если больше 5, откажись!» Думаю, что в моем случае их было бы гораздо больше. Я сделал свой выбор — билет высушил и положил этому дураку в портфель. Уже потом, позже, я думал: а как бы поступили в этой ситуации люди, которые воспитывались до 1917 года? Наверное, не выкинул бы никто. А сегодня? Вот так и проверяется, фуфло ты или нет.
Для мужчины армейская школа необходима. И когда пришло время идти в армию моему старшему сыну, я сделал все, чтобы он туда пошел. Мало того, он пошел на три года в морские пограничники. Вернулся другим человеком! До армии Степан умолял меня купить ему двухкассетный «Шарп». Из учебки он написал мне в письме: «Ты знаешь, неожиданно выяснил, что шерстяные носки могут быть гораздо важнее, чем двухкассетник «Шарп». Тогда я понял, что сын в порядке.

Многое о войне сам не знал

— Вы родились в год Победы, какое в вас было воспитано отношение к войне?
— В детстве я испытывал восторг от запаха портупеи, от вида людей в гимнастерках, с золотыми погонами, с орденами, с медалями… Мне перешили отцовскую форму, и в 5 лет отроду я гордо ходил в кителе с погонами и в фуражке. Ощущение войны, подвига, Победы очень вдохновляло. Во дворе с мальчишками каждый день играли в войну. До середины 60-х годов главный слоган страны был: «Лишь бы не было войны!» И это говорилось не иронично, а совершенно серьезно. Стабильность в обществе существовала именно потому, что и у власти, и под властью было поколение тех, кто воевал. Не важно, солдатом ты был или генералом, — все легко понимали друг друга.

Фильм «Утомленные солнцем -2» принес режиссеру столько же радости, сколько и огорчения

Фильм «Утомленные солнцем -2» принес режиссеру столько же радости, сколько и огорчения

— По советским фильмам складывалось идеалистическое представление о войне. В «Утомленных солнцем-2» — война другая, в чем-то даже нелепая…
— Незнание того, через что прошла страна, приводит к тому, что у человека возникает ошибочное представление, что проблемы, которые его волнуют, серьезные. Если бы он сумел погрузиться в то, о чем я рассказываю в фильме, и чувственно это осознать, многие его проблемы просто бы отвалились. Потому что по сравнению с тем, что было, это не проблемы.
Меня поразили устные воспоминания Астафьева о войне. Мы с ним разговаривали целый день. Чего стоит одна только деталь, что два главных чувства, которые испытывали во время войны, - это голод и желание спать! Из этого у меня родилась сцена, в которой пленные немцы и наши выталкивают машину из грязи и, убаюканные ее урчанием и раскачиванием, засыпают. Еще Виктор Петрович рассказал, как они шли по жиже, не понимая, что под ногами человеческие останки… Или как в Сталинграде за неимением бревен делали брустверы из замерзших трупов. Поразили меня и военные письма, которые никогда не публиковались. И не столько описание военных событий имеет значение, сколько описание военного быта. Невероятные вещи! Например, история о том, как советские военные, пришедшие в деревню, казнили полицая, а дети согнули его тело, облили водой и всю зиму катались на нем с горки, как на салазках, даже не задумываясь, что это человек. Это все и есть образы войны. Многое не стал включать в картину в силу того, что это слишком страшно.

Люблю деньги

— Несмотря на все проблемы последних дней, вы производите впечатление человека, у которого всегда все хорошо.
— Я считаю, что показать свою слабость людям, которые от тебя зависят, на тебя смотрят, — это значит ослабить их. Чем больше тебе дано, тем больше с тебя спрашивается. Мне помогает осознание того, что Бог не по силам креста не дает. Есть чудная притча: человек пришел к Богу и пожаловался: «У меня такой тяжелый крест, мне так трудно его нести. Дай другой!» Они зашли в храм, там стоят кресты. Человек взял один — не подошел, потом второй, третий… То короток, то длинен, то неудобен… Все перебрал, наконец нашел. Говорит: «Вот, я его и возьму!» Бог отвечает: «Ты с ним и пришел…»
— Вы человек состоятельный. Но не все проходят проверку большими деньгами… Вас они не заставили изменить себе?
— Я люблю деньги, но они мною не владеют. Не деньги портят человека, а отношение к ним. Никогда не жил бедно, но цену деньгам знал всегда. Хотя, конечно, были моменты, когда не хватало. Например, как-то ушел из дома и жил у Сережи Никоненко. Вне зависимости от того, кто сколько зарабатывал, все деньги складывали в общий котел, «под тарелку».
— Бизнесом занимаетесь ради азарта?
— Это спортом можно заниматься ради азарта, а бизнес — вещь жесткая. Но я никогда не претендовал на «сверхбизнес», потому что он близок к одиночеству и опустошению. Есть опасность того, что друзья приходят не к тебе, а к твоему бизнесу.
— Вам привычнее со старыми друзьями или впускаете в свой круг и новых?
— Наверное, со старыми. Есть некая атмосфера, которую нельзя нарушать. Например, сидят пятеро, разговаривают, пришел шестой, ничего плохого не сделал, но разговор закончился…
Я сделал такой вывод: человек зависимый и неталантливый живет тем, что о нем думают другие, а человек независимый и небездарный существует тем, что он сам думает о других. Я предпочитаю, чтобы вокруг меня были такие люди.
— Совсем близко к себе допускаете людей?
— Наверное, к сожалению, я сейчас в этом не очень нуждаюсь…
— Может, поэтому вас многие считают высокомерным?
— А в чем мое высокомерие? Да, я не люблю, когда меня хватают за рукав и тащат пить водку с незнакомыми людьми. Но я никогда не отказал никому в том, чтобы его выслушать. Я презираю тех людей, которые всю жизнь шли к тому, чтобы стать публичными, а когда стали, начали говорить: «Как я устал! Что они ко мне все пристают? Уведите их от меня!» Человек, который к тебе подходит, думает, что если он тебя знает, то и ты его должен знать, и нельзя его в этом разочаровывать.

Чувствую себя на 45

— На внуков время остается? Воспитываете?
— Воспитывают пусть родители. У нас другие отношения — мы возимся, деремся, ездим на квадроциклах, играем в электронный теннис, футбол. Они зовут меня Никитон.

Российско-грузинские отношения Нади МИХАЛКОВОЙ и Резо ГИГИНЕИШВИЛИ увенчались дочкой Ниной

Российско-грузинские отношения Нади МИХАЛКОВОЙ и Резо ГИГИНЕИШВИЛИ увенчались дочкой Ниной

— У вас недавно родилась седьмая внучка. Что почувствовали, когда взяли на руки?
— В руки мне Нину не дали, я ее только поцеловал. Она замечательная! Пока непонятно, на кого похожа. Если на Надьку — будет русопятой, если на Резо — будет грузинкой.
— А детьми довольны? Что от них требуете?
— Я не даю им указаний, кем быть, куда идти. Пусть живут своей жизнью и получают от нее удовольствие.
— Можете себе представить, что когда-нибудь перестанете «гореть»? Сядете с книжкой в кресле-качалке…
— Я не зарекаюсь. Как будет, так и будет. Пока чувствую себя лет на 45. Мои интересы не изменились. Люблю играть в теннис, особенно «одиночку», азартно, на счет, терпя невезение и стремясь к победе. Люблю путешествовать на машине по стране. Охоту, рыбалку, воду. Общение, дружеские застолья. Мы не безумствуем, как безумствовали 40 лет назад, но энергетический настрой остался, надеюсь, таким же.
— А смерти боитесь?
— В бытовом смысле — как и всем, мне трудно это представить. Но если ты веруешь, что душа бессмертна, а, следовательно, дух человеческий вечен, ты ощущаешь, что не один, даже если ты в одиночестве. Тебе не должно быть скучно, если твоя душа распахнута для мира. У Бога обиженных нет. Как в притче: идет человек по песку, оставляет следы, а рядом появляются вторые следы, которые потом вдруг исчезают. Он говорит: «Господи, ты покинул меня? Где ты?» А Господь отвечает: «Ты перепутал — это не твои, а мои следы. Просто я несу тебя на руках!»