Звезды
Читайте сейчас
Пугачева: Разогнать тучи может только кто-то свыше
0

В Ледовом дворце Санкт-Петербурга прошли прощальные концерты Аллы Пугачевой. Вопреки традиции, Примадонна привезла не сборник золотых хитов, а новую программу «Сны о любви», с гигантскими декорациями в виде таблетки-трансформера. Цены «кусались», но аншлаг был не только на первом концерте 4 июня, - и на дополнительном 5-го.

 

Этот концерт был только восьмым в огромном туре «От апреля до апреля» - впереди еще 38.

— Алла Борисовна, поздравляю с… дебютом сольных концертов в Ледовом!

- Первые и последние (устало улыбается).

— Не верю! Да и никто не верит! Ведь привезли столько новых песен?!

- Спасибо, конечно, но я же сто раз говорила, почему настал момент уходить.

Алла Пугачева
— Я вот думал: как Пугачева будет выступать в огромном Ледовом без больших видеоэкранов, но Вы сумели фокусировать, притянуть внимание зала.

- Ты меня столько лет знаешь, и все удивляешься, что я это умею делать?!

— Знаете, что меня поразило: в Вашей пластике, жестах, манере говорить и подавать себя, даже в Вашем балахоне-мини нынче все меньше от Примадонны и всё больше от той самой молодой женщины, что впервые приехала в Ленинград в середине 70-х…

- Так и напиши: «Было в ней что-то декадентское!» (смеется).

— Приехав в Питер, Вы три дня никуда не выезжали из «Европы», только на концерты. А ведь снимается телефильм о туре, и как же он обойдется без питерских сюжетов?

- Ну, куда же по такой погоде ехать! Дождь, ветер, плюс восемь…

— А я накануне простоял четыре часа на холодном ветру, под дождем на концерте «Дюран Дюран» на Дворцовой! Причем, ведь была попытка разогнать тучи, но не получилось. И я подумал: хорошо, что концерт Пугачевой не на Дворцовой...

- Вот поэтому мы и ушли от идеи концерта на Дворцовой. А разогнать тучи не всегда удается. Вот у Кристины (Орбакайте – прим. авт.) был концерт на открытом воздухе, мы громадные деньги отдали, чтобы разогнать тучи, и без толку. У меня вообще такое чувство, что когда у них с тучами что-то получается, это не они делают, а кто-то свыше!

— Вы не спели ни «Миллион алых роз», ни «Маэстро»...

- Мне хотелось обратить внимание на песни последних лет, на те же «Метель» Константина Меладзе, «Одуванчик» Александра Лукьянова и Симона Осиашвили, на другие песни из альбома «Приглашение на закат»… Они ничем не хуже старых песен!

— В последние годы Вы намеренно ограничивались «черным кабинетом» на сцене, а тут размахнулись с декорациями… Причем чем дальше от сцены сидели зрители, тем большее впечатление получили. А Илья Резник, усевшийся в Ледовом в первый ряд, прогадал!

- Знаешь, кто-то ищет место, чтобы лучше видеть, а кто-то – чтобы лучше видели его! (смеется)

— Правда, что такую огромную тарелку-таблетку только в Питер привезли?

- Такую – да, в Москву, Питер и в Атлантик-Сити… Не во всех городах есть такие большие дворцы. Но у нас имеется еще два варианта декорации: там поменьше сцена, меньше «таблетка», но все также крутится. И там я тоже в финале ухожу наверху…

— В финале у меня сердце замирало: Вы шагаете под потолок Ледового, без перил, без страховки, сначала идете по нескольким уровням «таблетки», а потом по лестнице (и тоже без перил), да еще в клубах дыма! А в этот момент еще и поете что-то про «сорвусь, упаду»… В общем, получилось: по острым иглам яркого огня...

 — Да уж…

В этот момент в гримерную зашли гости с подарками. Питерские умельцы принесли удивительной красоты портрет Пугачевой, сделанный из янтаря. Еще кто-то подарил роскошные букеты. В послеконцертных хлопотах пора сворачивать интервью. Но про Театр песни Пугачевой на Васильевском острове я успел спросить.

 — Буду строить, конечно. Уже строю. Как закончится тур, буду в Питер чаще приезжать…