Звезды
Читайте сейчас
Сердючка: Имбрулья ко мне подбежала, кричит: «Верка, Верка!»
0

Пока Россия год обижалась на Андрея Данилко за услышанное на «Евровидении» «Раша, гудбай», он объехал пол-Европы. А в марте возвращается в Москву с новым альбомом «До, ре, ми».

Разбитная украинская проводница пропала с российских каналов и афиш, и стало очевидно: без нее скучно. Поклонники решили сами, быть или не быть Сердючке на нашей сцене.

Андрея Данилко я нашла в киевской студии, где артист  работал над новым альбомом. Оставались последние штрихи. 

— Да, она одна такая, и людям не нужна вторая Сердючка! — подтвердил Данилко «КП», оторвавшись от микрофона. — Но мне кажется, что и запрета не было — просто некоторые телепродюсеры перестраховались. Но это время я провел с пользой. С концертами объездил пол-Европы. Конечно, тот рынок не для зарабатывания. У них своих артистов немерено! 

На нас было сильное негативное воздействие, но благодаря зеркальным костюмам все отражалось

— Да, западные звезды спят спокойно — выпустил диск и обеспечен...

— Не скажи! Им Интернет спать не дает. Сейчас западные звезды поехали в туры, реанимируют группы, потому что в Интернете можно найти и скачать все, что выпускается в мире, и диски покупать не надо. Все в панике! Придумывают новые способы заработка. Та же Бритни Спирс уже не знает, в какую клинику лечь и как подстричься, чтобы публика купила ее  пластинку. При этом последний диск-то хороший, но народ пресыщен. Мне рассказывали, что во Франции  в день выходит 600 релизов! Как тут  не потеряться?!

— А как Сердючку воспринимали во Франции, в Англии, в других странах?

— «Дейли телеграф» после «Евровидения» написала, что у Сердючки украли победу. Я спросил у Севы Новгородцева, который уже 30 лет живет и работает в Англии, что это значит. Он сказал: «Чтобы на артиста обратили внимание, нужно переписать все правила игры». Нам это удалось. Наша песня с не понятными для них «зибен-зибен, ай-лю-лю» — лингвистический маразм, доведенный до гротеска.

В Европе все лето звучал ремикс песни «Дансинг», сделанный одним немецким диджеем. А во Франции, где я выступал в популярной программе «Хит-машина» вместе с Ванессой Паради, Натальей Имбрульей, Энрике Иглесиасом, Микой и другими мировыми звездами, ко мне относились, будто я не Сердючка, а Мадонна! Имбрулья ко мне подбежала, кричит: «Верка, Верка!» Я к ней - расцеловались по-дружески, как с Филиппом Киркоровым при встрече. Я пел, а они подтанцовывали и радовались как дети. И знаешь, что меня поразило? Иду я там по коридору - везде гримерки с надписями: «Иглесиас», «Паради». И рядом: «Верка Сердючка». Я подумал - надо же, учился в школе на двойки, а теперь гримерка в Париже рядом с  суперзвездами! (Смеется.) А еще  только для нас впервые перекрыли Эйфелеву башню.

— Снимали ролик для песни «Королева «Евровидения». Сюжет такой: мама захотела снять на мобильник дочь-звезду на башне. А я не знал, что башня — это частная собственность! Она принадлежит какому-то родственнику Эйфеля. Но  для нас ее перекрыли. Материал получился шикарный! Но наш оператор по ошибке записал поверх этого видео с показа Сони Ракель.

— «До, ре, ми» — заглавная песня альбома. В России я ее пою на русском, во Франции — на французском. А вообще я сейчас пою еще и на  английском, и на немецком, и, конечно, на абракадабре. Зрители услышат другую Сердючку.

— А примут?

— Я чувствую, что Сердючка должна петь, я никогда не шел и не пойду на поводу у кого-то. Я беру на себя миссию отвечать за конечный результат. Пока мне удается создавать такой продукт, который нравится публике. Вы поймите: я, Андрей Данилко, не звезда. Но Верка Сердючка, которую я играю, — звезда!

— Когда ты от поющей Сердючки вернешься к разговорному жанру и поедешь в тур?

— Я не могу пока ехать в тур, потому что на носу фестиваль в Сан-Ремо, куда я еду в качестве гостя. Оргкомитет «Евровидения» тоже пригласил нас в качестве гостей, затем Олимпиада в Пекине — там тоже ждут.  Да и не готов я был ехать в тур: то болел, то состояние было неконцертное. Зачем выходить  к публике пустым, как барабан? Публика должна получать от тебя удовольствие.

— Ты будешь обосновываться в Москве, покупать квартиру?

— Зачем? У меня все есть в Киеве. Я приезжаю в Москву на пару дней и прекрасно живу в гостинице. Я не хочу обрастать недвижимостью, которая будет пустовать. Меня не смущает, что я останавливаюсь в разных городах и странах в гостиницах. 

— Если не вкладываешь деньги в недвижимость, на что их тратишь?

— Не скажу.

— У тебя за твою карьеру были выступления в экстремальных условиях?

— Такое бывает у каждого артиста. Когда-то  пришлось выступать перед настоящими бандитами. Тут оговорюсь: есть твари, а есть те, кто живет по понятиям. Я попал ко вторым, но и это было неприятно. Они на меня смотрели, как на обезьянку. Но финал «Евровидения», когда на тебя в эфире смотрят 60 миллионов человек, по экстриму гораздо сильнее. На нас было сильное негативное воздействие, но благодаря зеркальным костюмам все отражалось. Это мне потом знающие люди рассказали. Я сам  чувствовал, но мы так готовились, что даже если бы молотком по голове ударили, я бы встал и запел. Но опустошение после этого  жуткое!

— Пока играешь Верку Сердючку,  не замечал  в себе женских черт?

— Я  создаю образ. Ведь Олег Попов не ложился спать с поролоновым носом. Он его снимал,  уходя с манежа.

— Идут отборочные туры на «Евровидение». Что бы посоветовал кандидатам?

— Главное, чтобы песня была  классная. Остальное — удача и талант!