Сериалы
Читайте сейчас
«Татьянин день»:не стесняйтесь живота своего!
0

Анна Снаткина (Татьяна Разбежкина) – Вадиму Колганову (Витя Рыбкин): а у меня живот все равно больше!

Герои сериала беременели и рожали, поправлялись и худели. А менять образ им помогали накладные животики!

– Мы создали накладки для трех женских персонажей, беременных Разбежкиной, Бариновой и суррогатной матери Светы, и для одного мужского – Вити Рыбкина, – говорит художник по костюмам Елена Асташева. – Образ Вити был задуман с животом, чтобы в будущем его убрать и сделать из героя Аполлона. Животики для персонажей шили специально для сериала в бутафорском цехе компании «АМЕДИА». В общей сложности в сериале мы использовали восемь животов!

Неродной живот

– У меня в сериале было две беременности, – рассказывает Анна Снаткина. – В первый раз сразу пришлось носить большой живот на 9 месяцев, а во второй раз я меняла объем талии дважды – по фильму у меня был срок 6 месяцев и потом снова 9. Как правильно вести себя при беременности, мне подсказывали мама, члены съемочной группы. На съемках присутствовал так называемый консультант по родам – женщина, подсказывающая мне, как правильно изображать схватки, роды. У меня нет опыта материнства, но, когда надеваешь живот, автоматически меняются походка и поведение. В первый момент появляется какое-то смущение, чувствуешь себя неуклюжей. Честно говоря, даже стеснялась ходить по павильонам в перерывах между съемками – старалась кутаться в объемные кофты, халаты. Ощущения очень необычные и непривычные! В кадре живот воспринимаешь, конечно, как родной, но в жизни «сродниться» с ним я не успела. Такого, чтобы ходила, не замечая его, не было. Зато бывало, что зрители воспринимали меня вместе с животом. Например, на экране шли сцены, в которых я – беременная, а люди, встречая меня на улице, спрашивали: «Ой, уже родила, да?»

Наталья Рудова (ТатьянА Баринова): я ходила, как горбун КвазимодоПотеря аппетита

– Первые два раза, когда я надевала свой живот, – рассказывает Наталья Рудова, – у меня случались настоящие истерики. И смех, и слезы одновременно! Как будто какое-то отторжение организмом инородного предмета! Я даже в павильонах между дублями ходила, ссутулившись, как горбун Квазимодо, тщательно прикрываясь халатом. Сам живот не приносил неудобств – он был довольно легкий. А эмоционально поначалу было тяжело. Потом привыкла. Но с животом даже есть не могла – мне казалось, что я такая толстая! Поэтому перед обедом накладку снимала и только тогда могла что-то проглотить. А когда я снималась целый день, к концу смены у меня жутко отекали ноги, и я чувствовала, как устала по сравнению со съемками без накладки! Так что живот у меня так и не прижился – видимо, не мое, к беременности я пока не готова.

Пивной, но интеллигентный!

– Когда придумывался внешний образ Вити Рыбкина, я предложил ему усы, а продюсеры – пивной животик, – рассказывает Вадим Колганов. – Живот для меня шили, было несколько примерок, и начал я сниматься с недоделанной накладкой. Успел к ней привыкнуть, знал все ее слабые и сильные стороны. А где-то к 30–40-й серии у меня появился основной животик, и первое время я к нему приспосабливался. Но потом он мне нисколько не мешал.

Первый живот прикреплялся с помощью липучек и булавок, второй, помимо этого, я страховал ремнем. С животом появляется своеобразная пластика, смещается центр тяжести. Голова чуть сзади, а живот «идет» впереди. Иногда на репетициях я его сзади пристегивал. А вообще, животик у меня был хоть и пивной, но интеллигентный!

Меня зрители вне образа Рыбкина иногда просто не узнают. Говорят: «Ой, какой вы молодой и худенький!» Радует ли меня то, что у меня в жизни живота нет? Нет живота – хорошо, есть – тоже не страшно. Мне кажется, на эту тему больше девчонки заморачиваются.