Шоу бизнес
Читайте сейчас
Пугачева помешала Крутому оценить поведение Латвии
0

«До вчерашнего дня все музыканты и все люди были уверены, что у музыки нет границ», — сказал Игорь Крутой со сцены на праздничном концерте-открытии конкурса «Новая волна». Зрители аплодисментами поддержали эту расхожую аксиому. Однако затем г-н Крутой сообщил грустную новость, которая к этому часу новостью, в общем-то, уже и не была, все и так знали: «Благодаря усилиям министра иностранных дел Латвии такие границы появились, и трое наших коллег не смогли приехать в Юрмалу». После этих слов зал как-то вразнобой загудел-затопал-засвистел и смысл реакции был не очень понятен. «Это одобрение или осуждение?» — даже немного опешил г-н Крутой, пишет «Московский Комсомолец». Однако разобраться, что к чему, помешала Алла Пугачева, которая удачно «припозднилась» и именно в этот напряженный момент стала пробираться сквозь узкие проходы зала «Дзинтаре» к своему месту в самом центре переполненного зала в сопровождении супруга Максима Галкина, жгуче-оранжевый костюм которого ярче любого светофора сигнализировал об опасности.

Максима, правда, не сразу и не все узнали, начали расспрашивать друг друга: кто, мол, этот кавалер? Макс перекрасился из шатена в брюнета, зачесал наверх модный хипстерский кок, лицо от этого удлинилось, потому не был на себя, привычного, похож. Даже классика иногда меняется… Слегка отдышавшись на пугачевской паузе, Игорь Крутой признался, что первой реакцией (на визовый запрет) было желание отменить конкурс, но люди ждут его у экранов телевизоров, приехали со всего мира в этот «музыкой намоленный» зал, поэтому права такого «мы не имеем», а попавшим под санкции народным артистам России композитор принес извинения за то, что «организаторы не смогли обеспечить их приезд», а также напомнил, что, когда с Раймондом Паулсом они начинали этот проект 13 лет назад, сразу договорились, что «это никак не политический конкурс, а просто музыкальный». Впрочем, напряжение начала «Новой Волны» по мере течения праздничного концерта понемногу рассасывалось. Артисты с удовольствием занимались любимым делом, выходя на сцену с номерами, специально и тщательно подготовленными на открытие, а на вопросы журналистов, продолжавших настырно не замечать творческих потуг, а требовавших актуальных комментов на злобу дня, старались отвечать максимально политкорректно, только бы никого не обидеть и не создать проблем, а просто «за все хорошее против всего плохого». Игривостью, граничащей с «политической пропагандой», отличались, пожалуй, лишь Потап и Настя. Во дворике за сценой они с удовольствием позировали фотографам, кутаясь в жовто-блакитный украинский стяг, что, впрочем, не мешало им подробно рассуждать про наряды, прически и похудания. Однако «отмахаться» от жестокой реальности тоже не получилось, они, в общем-то, и не были против. «Как музыканты во всем мире мы прежде всего боремся за мир, — трогательно „скороговорничала“ Настя Каменских, добавляя: — Мы делаем то, что умеем, — петь, а политикой нужно заниматься политикам. И уж точно не стоит воевать. Нам нужен мир!» Потап, блеснув хитрым глазом, добавил: «За кулисами и на сцене мы просто музыканты и люди творчества, об этом только что говорили в гримерке с „Дискотекой Авария“ Музыка глобальна, наднациональна, она — интернешнл! За кулисами мы все – россияне, белорусы, украинцы, европейцы – отодвинули все это (политические дрязги) в сторону... — Вы не ожидаете, что из-за нынешних событий в отношениях между Россией и Украиной, сами можете оказаться объектом каких-нибудь санкций? Готовы к этому? — К этому никогда не можешь быть готов. Как бы ни делать хорошую мину при плохой игре, любые санкции всегда бьют. Но у нас с Настей за эти годы наработан такой багаж огромный, что наши выступления за пределами России и Украины, составляют около 65 процентов. Мы настоящие – интереншнл суперстарз! Поэтому, в случае чего, будем чем-то заменять – Израиль, Америка, Германия... Концерт-открытие, тем временем, подходил к концу, и этот конец сразил буквально наповал Филипп Киркоров. Его „ответом Чемберлену“ всем модникам, стилистам и дизайнерам на „Новой Волне“ стал наряд а ля полисмен-стайл в шортиках, от чего даже у Аллы Пугачевой лицо застыло в крайне неопределенной эмоции. Ведущие шутили, что в Юрмале прозвучит около 200 песен, но это, если не считать Киркорова. Фил начал считать и сам чуть не сбился, но в итоге получилось 5 – и впрямь больше, чем у кого-либо еще – и сценическая премьера нового хита „Кумир“, уже вошедшего в хит-парад „ЗД“, и „Сады Вишневые“ на творческом вечере Аллы в пятницу, и Americano Леди Гаги на „Мировом хите“... „То есть еще одна женщина с бородой?“, — вроде как пошутил я по поводу Леди Гаги. „О, как завернул! Как хочешь называй, но в любом случае это будет необычно и уверен, ты заценишь этот номер“, — похвастался Филипп. „Если вдруг Юрмала накроется медным тазом, для тебя лично будет большая потеря?“ — спросил я артиста. „Не очень большая, — неожиданно ответил Филипп, — потому что уже сегодня наши общие греческие друзья прислали мне замечательное предложение“. И показал смс от продюсера Илиаса Кокотоса: „Новая Волна“ уходит из Латвии? А почему бы не в Грецию? Я прямо завтра поговорю с правительством». Пока не известно, поговорил ли греческий магнат шоу-бизнеса с правительством, но Фил этой эсэмэске обрадовался очень: «Это показывает, как люди относятся, и, чтобы сейчас ни говорили у нас про Запад, многие там любят Россию, и если возникает проблема, то предоставляется запасной аэродром. И первый запасной аэродром у нас в Греции!» Как же славненько все выходит!

По материалам:www.shoowbiz.ru