Звезды
Читайте сейчас
Александр Стефанович раскрыл страшную тайну Пугачeвой
0

Лет десять назад я брал интервью у кинорежиссёра Александра Стефановича и, когда расспрашивал про его брак с Аллой Пугачёвой, попросил прокомментировать нелицеприятные отзывы о нём некоей пугачёвской поклонницы Ирины Полубояриновой, приведённые в книге Алексея Белякова «Алка, Аллочка, Алла Борисовна»:

«Стефанович действительно педантично составил «план-конспект» жизни певицы. Однако он содержал куда больше пунктов… И творческая часть этого плана уступала материальной… Скажем, один из пунктов игриво был назван им так – «инвалидная коляска для звезды». Расшифровывалась эта мрачноватая шутка, как приобретение «Мерседеса»… Там же значилась и квартира, и ещё много разных бытовых радостей. Нельзя сказать, что Алла стремилась к аскетизму… но работать на износ, только для того, чтобы приносить в дом больше и больше денег, она тоже не была готова. Но приходилось. Кстати, потом, незадолго до развода, существенную часть этих денег Стефанович снял с пугачёвской сберкнижки, куда он предусмотрительно попросил её вписать своё имя».

«Одной из причин резкого ухудшения отношений между супругами была некая постельная сцена с участием Стефановича и одной девицы. Пугачёва случайно застала их вместе, после чего во время съёмок не сдержалась. Когда Стефанович стал делать ей некоторые замечания по роли, Алла вдруг закричала на всю площадку: «И ты ещё будешь мне указывать, говнюк?» Стефанович подскочил к жене и зашептал: «Тише, Пугачёвочка, тише! Цивилизованная семья – это не счастье, а видимость счастья».

«Ознакомившись с планировкой новой квартиры, он составил свой план её реконструкции… «Надо всё сделать тут так, чтобы Ротару повесилась», — любил повторять Александр Борисович и скупал предметы антиквариата… Но жить в перестроенной по его проекту квартире Стефановичу почти не довелось. Когда они с Аллой уже разводились, Стефанович приезжал в квартиру на Горького, свинчивал дверные ручки, кухонные крючки и чуть ли не выкручивал лампочки. Пугачёва хохотала как сумасшедшая».

Стефанович тогда со смехом опроверг все эти измышления и выдвинул любопытную гипотезу – откуда автор книги их почерпнул.

 — А вы никогда не задумывались, кто такая Полубояринова? – спросил он меня. — Вам ничего не напоминает эта редкая фамилия? Перечитайте книжки по истории! Полубоярин — это прозвище Емельяна Пугачева.

И вот недавно гипотеза Стефановича получила подтверждение. В преддверии своего 60-летия Пугачёва дала пространное интервью журналу «Семь дней» и в нём полностью повторила все измышления Ирины Полубояриновой, но теперь уже от своего лица:

«Список у него действительно был, только совершенно другого формата: машина, квартира и мои деньги – вот что туда входило. То есть всё то, что ему от меня было нужно… Я его не подвела… Хотел прописку? Получи! Имущество хотел? Да ради Бога – разделили. Выездным сделала его для фильма «Душа», да мало ли что ещё он от меня получил… Он очень практичный человек. Однажды сказал: «Пугачёвочка, выпиши мне доверенность на пользование сберкнижкой, а то ты всё время в отъезде, а деньги могут понадобиться на ремонт квартиры». Я выписала, и незадолго до развода он все деньги с книжки снял, а по тем временам это была хорошая сумма».

«Потом я заметила, что он считает себя потрясающим плейбоем, девочки всякие на стороне у него появились. Я один раз подождала, когда у него там всё закончится, второй раз, а потом подумала: «Ну ладно, хватит ждать уже – надо расходиться».

«Врать не буду, я тоже от него что-то получила… Но я ему сделала такую откупную, что жаловаться на меня невозможно. Надо руку поцеловать при встрече и сказать: «Спасибо тебе, дорогая, что ты была со мной»… Или вы думаете, мне жалко какого-нибудь антикварного зеркала? Напротив, готова была всё отдать – на, возьми, только отвали».

 — Вот видите, я был прав насчёт Полубояриновой! – усмехается теперь Стефанович. – Она сама себя разоблачила. Чего стоят эти три пункта по отъёму у неё квартиры, машины и денег! Квартиры, которую я получил от «Мосфильма». Машины, которой до встречи со мной у неё не было. И денег, которые были переведены мной на ремонт квартиры из моих авторских отчислений в ВААПе. А самое главное – я должен целовать ей руки за то, что она дала мне отступного. Что я сделал? Я достал исковое заявление А.Б.Пугачёвой к А.Б.Стефановичу, где она требует себе 100 процентов совместно нажитого имущества, а также судебное решение, согласно которому, по взаимному согласию сторон, имущество в размере 66 тысяч рублей делится между Пугачёвой и Стефановичем в следующей пропорции: одна треть – Стефановичу и две трети – Пугачёвой с учётом интересов Кристины Орбакайте. Это не я сейчас придумал. Это написано в судебном решении – с печатями, подписями и всеми делами.

 Я уже не говорю о том, что только в ремонт квартиры я вложил 65 тысяч. Но даже треть от этой суммы, положенную мне по решению суда, я не получил. Пугачёва попросила меня: «Выпишись из этой квартиры!». Я сказал: «Если я выпишусь из квартиры, мне нужно где-то жить. Выдели мне какую-то сумму из своей доли, на которую я буду снимать квартиру!». Мы договорились о сумме в 5 тысяч рублей. Я выписался из квартиры. А денег от неё так и не получил. В результате моя доля при разделе имущества фактически уменьшилась до 25 процентов. И что это были за 25 процентов? Это был антиквариат, привезённый мной из Питера – старинное зеркало, стулья и т.д. Часть этих вещей – мои семейные реликвии, доставшиеся мне от родителей. Часть я сам покупал в Питере ещё до встречи с Пугачёвой. Но она включила эти вещи в список подлежащего разделу имущества.

«Я хочу, чтобы ты оставил мне всё! – сказала она. — Ты должен платить за то, что спал с самой великой женщиной 20-го века!». А теперь она говорит, что ей не жалко было отдать мне какое-то антикварное зеркало. Как будто в той дыре в Вешняках, где она жила, у неё была гигантская коллекция антиквариата, и она с барского плеча бросала мне антикварные зеркала.

А как вам заявление Пугачёвой, что она добилась моей поездки за границу для съёмок фильма «Душа»? В конце 1979 года, когда я начинал снимать фильм «Рецитал» с участием Пугачёвой, мы действительно ездили в Сопот. Но потом её выгнали за хамское поведение по отношению к съёмочной группе, и весь отснятый материал выбросили в корзину. А фильм «Душа» с участием Сони Ротару запустили только через год, когда мы с Пугачёвой уже не жили вместе. Вы можете представить себе, что Пугачёва приходит к высокому начальству и говорит: «Я вас умоляю, отправьте немедленно за границу моего бывшего мужа, с которым я только что со скандалом развелась, а вместе с ним — мою главную конкурентку Софию Ротару и съёмочную группу, которая вып…ла меня с «Мосфильма»?

На самом деле после фильма «Душа» меня в течение пяти лет вообще никуда не выпускали из страны. Даже в Болгарию, в какие-то сраные страны. Я уже не говорю про Швецию и Францию, где у меня жили родственники. В 1987 году, когда уже началась перестройка, я не выдержал и написал письмо первому заму председателя КГБ Филиппу Денисовичу Бобкову. Меня пригласили на Лубянку. «Вас не выпускают? Да что вы?! – начали недоумевать там. – У КГБ к вам никаких претензий нет. Пожалуйста, езжайте, куда хотите!». Тогда я прямо спросил у помощника Бобкова: «Объясните мне, что за х…ня происходит! Если бы вы сказали, что мне нечего делать за границей, я бы понял. Но вы говорите, что препятствий для моего выезда нет. А выехать я всё равно никуда не могу». «Ты что, баб не знаешь? – ответил он. – Благодари за это свою бывшую жену!».

Когда я прочитал это интервью в «Семи днях», в первый момент я подумал, что Пугачёву кто-то подставил. Ну, мало ли, может, она спьяну сболтнула лишнего, понадеялась, что пресс-секретари потом уберут, а коварные журналисты взяли и напечатали всё без купюр. Не укладывалось в голове, что человек сознательно мог наговорить такой бред. Но, увидев по НТВ программу «Главный герой» с её участием, я понял, что напрасно грешил на журналистов. В этой подхалимской передаче Пугачёва вместе с ведущим Антоном Хрековым ездила на машине по Москве и рассказывала: «Вот тут я жила! Вот тут я училась!».

Подъехав к зданию КГБ на Лубянке, она выдала такую историю: «В 1982 или 1983 году я сильно напилась, пришла в КГБ и стала стучать в главную дверь. Меня впустили и проводили в кабинет Бобкова. Я сказала, что в Западном Берлине видела в витрине красивое платье. И потребовала, чтобы меня немедленно выпустили туда для его покупки. Перепуганный Бобков сказал, что меня не только выпустят, но и предоставят для этого самолёт КГБ. Из кабинета Бобкова я позвонила своей подруге в Западный Берлин и попросила оплатить мне платье. Но, узнав, что я прилечу на самолёте КГБ, подруга испугалась, что у неё могут быть проблемы, и бросила трубку. Поэтому я никуда не полетела, хотя самолёт уже стоял под парами». Это не гипербола и не анекдот. Это она сама рассказывала перед телекамерой. А Хреков кивал и говорил: «Ну, Алла Борисовна, здорово вы их держали в руках!». Это уже не какое-то враньё из неприязни к бывшему мужу. Это просто клинический идиотизм. Вон Галя Брежнева один раз за свой счёт обычным рейсом слетала в Вену на шопинг, и то Леониду Ильичу до конца жизни товарищи по партии пеняли за эту историю. А если бы Бобков дал Пугачёвой самолёт КГБ, его бы на следующий день уволили. Ну, что он идиот, чтобы так подставляться?!

Такой же бред несут и люди из свиты Пугачёвой. Например, Илья Резник поведал в интервью «Московскому комсомольцу», как в 1978 году он, уставший от оваций и усыпанный цветами, вышел после триумфального концерта из Политехнического музея, а к нему подбежал несчастный Стефанович и стал просить вернуть ему жену, которая, по его мнению, ушла от него к Резнику.

Очевидно, он до сих пор видит себя в сладких снах на месте Вознесенского и Евтушенко, которые действительно с триумфом выступали в Политехническом музее. На самом деле в 1978 году Резник и мечтать не мог ни о чём подобном. Как раз в то время моя бывшая любимая девушка Регина Гриншпун стала его женой. У нас с ней сохранились прекрасные дружеские отношения. И она мне постоянно рассказывала, как Резник нищенствует, как у них нет денег и т.д. «Саша, если будет какая-то возможность, помоги Илюшке! – просила Регина. – Сделай это для меня!». А я тогда снимал фильм «Пена» и хотел запихнуть туда песню на музыку Пугачёвой. Предполагалось, что текст на эту музыку напишет Леонид Дербенёв. Но Пугачёва насмерть поругалась с ним из-за денежной премии за Сопотский фестиваль.

«Давай закажем текст Резнику!» — предложил я. На что Пугачёва ответила: «На х… он нужен?! Этот педераст написал мне бездарную песню «Посидим, поокаем», а потом всюду ходил и говорил, что сделал из меня певицу! Да пошёл он на х…!». С большим трудом я её уговорил. Когда приехал Резник, она даже не стала с ним разговаривать. Я отвёз его в гостиницу «Мосфильма». И там он написал текст «Поднимись над суетой».

Потом они помирились. Резник стал приходить к нам, приносить подарки и всяческим образом втираться в доверие. В итоге они начали работать вместе. Но это было уже позднее – в 1980-81 годах. В том же интервью «Московскому комсомольцу» Резник выдал ещё один замечательный пассаж. Мол, Стефановича с целью ограбления Пугачёвой приставили к ней Александр Зацепин и Леонид Дербенёв, которые расхвалили его как великого режиссёра.

Но это ещё что! У меня сохранилось стихотворное поздравление, в котором один поэт назвал меня гением. Дело было в день моего рождения 13 декабря 1978 года. Имя этого поэта – Илья Резник. Понятно, что он сейчас поёт под дудку Пугачёвой. Но я не Киркоров, чтобы слушать оскорбления в свой адрес и мычать что-то про несчастную любовь. Если людей подводит память, я готов напомнить им, как и что было. И напомнить не просто на словах, а с документами в руках.