Звезды
Читайте сейчас
Филя: сердечко шалит
0

Филипп Киркоров;Марина Яблокова;избиение;конфликт;скандал;Бедрос Киркоров;родители
Скандал с избиением, разразившийся полторы недели назад, сильно сказался на здоровье 77-летнего Бедроса Киркорова.

Артисты и общественность разделились на два лагеря: тех, кто требует справедливого возмездия по отношению к певцу, и тех, кто жалеет его и считает, что шумиха, поднятая в СМИ, – нарочная травля и зависть недоброжелателей.

Сам Киркоров публично извинился перед избитой им Мариной Яблоковой и уверяет, что искренне раскаивается в случившемся.

Во время одного из разговоров с Филиппом, когда журналисты просили его прокомментировать происходящее, в его ответе промелькнула странная фраза: «Отца я им никогда не прощу». Дальше артист распространяться не стал, но этого хватило, чтобы понять, что с Бедросом, что-то произошло. Опасения подтвердились через два дня, когда Бедрос, наконец, поднял трубку мобильного телефона.

«Я просто возмущен. Я не могу найти себе место. Спасибо детям, в окружении которых я сейчас нахожусь. Только благодаря им сердце немного отпускает ту нечеловеческую зависть некоторых ведущих актеров, которые подготовили всю эту грязь на моего сына», -заговорил Бедрос. Звонок застал его в автобусе. Киркоров-старший вместе с детьми — лауреатами международных и всероссийских конкурсов, ехал на гастроли в рамках благотворительного марафона «Рождественский подарок».

На вопрос о самочувствии отец артиста ответил: «Честно говоря, меня сейчас забрали из больницы. Я под капельницей был, и вот уже еду на концерт.  Ничего не отменим».

«Я как отец возмущен поведением тех артистов, не буду их имена называть, которые поливают ядом моего сына, — продолжил Бедрос Киркоров. – А Иосифу Кобзону, за то, что не стал подписывать грязную бумагу, призывающую лишить Филиппа звания артиста, огромное спасибо. Как они могли такое придумать? Мне очень грустно. Я плакал, когда узнал. Я и сейчас хочу заплакать от этой гадкой, мстительной пиар-акции. Дай бог, чтобы все это сгладилось…»

Бедрос не верит в то, что Филипп мог поднять руку на девушку: «Толкнул — да, грубое сказал – да, матом послал — да, но такого, чтобы бить ногами, не было. Мат от него можно ожидать. Но это ради работы. Я вижу, как он старается, я вижу, как он до последнего вкладывается. Мне 77 лет, голос пока звучит, и я горжусь выступать с сыном на одной сцене».