Звезды
Читайте сейчас
Гребешкова отнесла сценарии Мережко на помойку
0


80-летняя актриса по утрам слышит голос покойного мужа: Гайдай зовет ее пить чай

В фильмографии Нины ГРЕБЕШКОВОЙ около 70 картин, но, как признается сама Нина Павловна, ее главная роль - жена Леонида ГАЙДАЯ. При этом Гребешкова никогда не просила у мужа ролей. И когда перед смертью знаменитый режиссер признался: «Я виноват, что так и не сделал специально для тебя ни одной картины», она ответила: «У тебя 18 фильмов, у меня семь десятков, но зрителям я запомнилась по девяти маленьким ролям в твоих комедиях».

— Нина Павловна, в актрисы вы ведь попали случайно?
— Был такой поэт Владимир Луговской, а я училась в школе с его дочкой - мы дружили. И вот на ее дне рождения он начал спрашивать, кто куда хочет поступать. Когда очередь дошла до меня, я выпалила: «Хочу быть учительницей. Сеять разумное, доброе, вечное». - «А вы знаете, - сказал он мне, - есть другая профессия, которая сеет доброе, разумное, вечное. Вы не хотите быть артисткой?» Видимо, он что-то увидел во мне. «Маша, - сказал он дочке, - только окончите школу, бери ее аттестат и неси во ВГИК». И мы вместе с Машей поехали подавать документы. Их не хотели брать, сказали, что у них уже и так 1200 человек на конкурс. Но Маша стала упрашивать: «Это не мои документы, они этой девочки». На меня жалостно посмотрели и сказали: «Ладно, давайте». Меня приняли с первого раза.

Нина Павловна не только заслуженная артистка России, но и признанный телезрителями шеф-повар

Нина Павловна не только заслуженная артистка России, но и признанный телезрителями шеф-повар

— Там вы и познакомились с Леонидом Гайдаем...
— Мы учились на одном курсе, только я на актерском, а он на режиссерском. Леня выглядел очень серьезным молодым человеком — он вернулся с фронта, а я была 17-летней девчонкой. Старшие ребята над нами все время шутили. Бывало, мы часто забывались, и, поскольку девочки с мальчиками учились в разных школах, мы по привычке задирали юбки, поправляли резинки на чулках. Они просто ржали над нами! Гайдай хорошо учился, был сталинским стипендиатом. Но уже на первом курсе ВГИКа его отчислили по идейным соображениям.
Мне кажется, Леня сразу положил на меня глаз. Я поначалу не имела никаких видов на него. Он не был красавцем: худой, скукоженный, какой-то поношенный, Но спустя четыре года мы поженились. А прожили вместе 40 лет.
— Отчего вы не поменяли фамилию?
 - Когда мы поженились, Леня обиделся: мол, тебе что, моя фамилия не нравится? А у меня уже и «Испытание верностью», и еще несколько картин было. Народ знал меня как Гребешкову. А потом Гайдай - не то мужчина, не то женщина. Кстати, Леня всех, кроме Юры Никулина, на съемочной площадке звал по имени-отчеству, в том числе и меня. Даже юного Харатьяна - Дмитрий Вадимович. Когда тот предложил: «Леонид Иович, зовите меня Димой», Леня сказал: «А это надо заслужить!»
Леонид ГАЙДАЙ верховодил супругой Ниной ГРЕБЕШКОВОЙ только на съёмочной площадке (рабочий момент съёмок комедии «За спичками»)

Леонид ГАЙДАЙ верховодил супругой Ниной ГРЕБЕШКОВОЙ только на съёмочной площадке (рабочий момент съёмок комедии «За спичками»)

— Правда ли, что Никулин был любимым актером Гайдая?
— По крайней мере, среди любимчиков. Мало кто знает, но сценарий к фильму «Иван Васильевич меняет профессию» писали под Никулина. Леня был просто в восторге от того, какой сценарий получился, отнес Юре, а тот отказался. Из-за чего — есть две версии. Первая, которую Юра обнародовал, состояла в том, что он с цирком должен был уезжать в Австралию на гастроли. Это не совсем так. Лене он сказал: «Картину запретят, она попадет на полку. Я в таких вещах не участвую». К тому же жена Никулина Таня, которой казалось, что у ее мужа пропадает талант драматического актера, возмущалась: «Сколько можно идиотов играть?» И это при том, что Никулину платили будь здоров. За «Бриллиантовую руку» я получила 600 рублей, а он — шесть тысяч. К тому же на съемки всегда брали Юрину жену и партнера по цирку Шульдина, которому снимали номер, оплачивали простой за все то время, пока снимался Юра.
Когда в конце жизни Юра пришел к Лене и предложил: «Мы сейчас с Моргуновым и Вициным на пенсии, давай воссоздадим любимую в народе троицу: Трус, Балбес и Бывалый - пенсионеры». Леня отказался. Он и раньше считал, что пора с этой троицей покончить, что это отработанный материал, но авторы сценария настаивали: «Ну как можно отказаться от золотой жилы?» К тому же Гайдай был в ссоре с Моргуновым, который как-то пришел на просмотр новой картины пьяный и заявил: «Ну ты, Гайдай, совсем мышей не ловишь!» И Леня сказал: «Больше никогда этой троицы не будет!»

Лаял и скулил мастерски

— Думаю, завистников у такого режиссера было предостаточно.
— Один из них — сценарист Виктор Мережко. Как-то полетели мы большой компанией киношников в Малайзию в турпоездку. И вот летим, а впереди нас с Таней Лиозновой сидят Гусман и Мережко. Они только познакомились. Сидят и Сергея Бондарчука сперва обсуждают, потом до Гайдая доходят: «Ну, это вообще не искусство». В тот момент эти два человека для меня умерли. Вернувшись из поездки, я нашла несколько сценариев Мережко, которые он приносил Лене, и отнесла на помойку. Если ты считаешь, что человек делает «не искусство», зачем ты ему несешь сценарии?
— Гайдай пересматривал свои фильмы?
— Более того, каждый день, когда гулял с собакой, подходил и смотрел афишу, что идет в кинотеатре «Баку» по соседству с нами. Возвращался и говорил: «Ты знаешь, три картины идут. А ведь прошло уже 20 лет». Он покупал билет и смотрел свои фильмы, а потом делился со мной: «Смеются в тех же местах».
Кстати, помните в «Наваждении» эпизод с бульдогом, когда Шурик из любительской колбасы делал докторскую? Так Гайдай озвучивал и собаку, и кошку. Кота Ерофея Палыча отца Федора в «12 стульях» - тоже. И лаял, и скулил он мастерски.

В роли бдительной жены героя Юрия НИКУЛИНА актрису запомнила вся страна (кадр из фильма «Бриллиантовая рука»)

В роли бдительной жены героя Юрия НИКУЛИНА актрису запомнила вся страна (кадр из фильма «Бриллиантовая рука»)

Три года жили покером

— Говорят, Леонид Иович был очень азартным?
— Всю жизнь играл в карты. Одно время мы даже попали в эдакую картежную зависимость. Три года играли. Была такая компания: Коля Рыбников, Алла Ларионова, Володя Наумов, Элла Леждей, Леня и я. Это было что-то ужасное! Мы могли играть в покер ночи напролет. Жизни никакой: ни в театр, ни в Дом кино не ходили, не читали, ничего не видели, кроме карт. Но самое ужасное, что Леня все время проигрывал. Ставки были огромные. Например, на кону могла стоять тысяча рублей! Четыре приличных месячных зарплаты того времени. У меня во время игры просто леденели руки. В один прекрасный день я дала себе слово, что больше никогда не возьму карты в руки. Несмотря на то что мне в отличие от Лени все время везло.
— В Америке Гайдай стал бы миллионером.
— О чем вы говорите!? Кстати, в последнее время многие хотят представлять мои интересы по наследованию авторских прав на фильмы Гайдая. Звонят как-то из конторы по защите интеллектуальных прав и говорят: «Мы произвели расчеты, и вам положено 700 тысяч долларов за демонстрацию на телевидении картин Гайдая» — и предлагают за проценты от сделки взяться за это дело. Но я не хочу убить время и силы на то, дабы объяснять, что кто-то мне должен денег. Я не голодаю, и слава богу.
— Трудно было пережить потерю любимого человека?
— Не поверите, но, после того как Леня ушел, я не могу сказать, что он умер — я не ощущаю его отсутствия. Ложусь в кровать и слышу, как он встает, идет по коридору, прикрывает в спальню дверь, ставит чайник. Потом чайник свистит, хотя на самом деле ничего не свистит, он открывает дверь и говорит: «Нин, чай пить будешь?» Не знаю, что это — актерская фантазия или еще что-то, но шаги, ритм — все ощущаю.
А вообще после ухода Лени начались всякие напасти. В первый год, на третий день после дня его рождения, нашу квартиру затопили соседи. Просто водопад какой-то был, страшно вспомнить. Думала, архив Гайдая уже не удастся спасти. Вечером пришли Аркадий Инин, Дима Харатьян. Если бы не они… Кстати, они мне через год ремонт в складчину сделали. Без них не знаю, как бы я справилась.
Позже дача сгорела в Переделкино. Ее облили бензином и подожгли. Этих девятерых хулиганов потом поймали, даже суд был, но дом-то не вернешь. Одно пепелище осталось.