Звезды
Читайте сейчас
Обычная женщина?
0

Мадонна;роман;Брахим Зайбат
Новый бойфренд Мадонны дал интервью французскому журналу Grazia, где впервые рассказал о своих отношениях с певицей.

Танцор Брахим Зайбат признался: страстный роман заставил его пересмотреть отношение к старым друзьям и сменить номер своего мобильного. А еще 24-летний Брахим верит, что у них Мадонной общее будущее.

«Все началось 22 сентября на вечеринке, посвященной выпуску новой коллекции одежды Мадонны, — рассказывает Брахим. — Мой друг Норман, который танцевал для нее и который стал ее персональным тренером, попросил меня станцевать на этом мероприятии. И я это сделал. После я встретил Мадонну, и она поблагодарила меня за мое шоу. Это не было так, как будто я встретил какого-то монстра. Она просто женщина, как и все другие. Она потрясающая артистка и всемирно известна, но в первую очередь она именно женщина. Вы же понимаете, что она не первая знаменитость, которую я встречал. Я был безумно рад с ней встретиться, но не слишком нервничал».

Первые слова, которые Зайбат сказал поп-королеве, были: «Привет, как дела?» «Я не говорю, что с тех пор у нас все быстро закрутилось и завертелось, но начало двигаться в нужном направлении», — добавил он.

Большая разница в возрасте между ним и Мадонной (целых 28 лет!), а также разные религии (он – правоверный мусульманин, а она – последовательница Каббалы) Брахима нисколько не смущает.

На вопрос, является ли он поклонником творчества певицы, он ответил: «Это не та музыка, которая была на моем I-Pod, но я знал ее песни. С тех пор я, конечно, прослушал много ее композиций. В свои последние песни она включила ритмы брейк-данса и хип-хопа, и она страстно увлечена танцами. Ее детская мечта — стать танцовщицей. Это то, что нас объединяет».

Изменила ли его жизнь встреча с великой певицей? Зайбат уверен, что нет: «В глубине души — ничего особенного. Я остался тем же. Другие меняются. Люди, которых я не видел в течение семи лет, вдруг вспомнили о моем существовании. Это стало неуправляемым. Так что я изменил номер мобильного. Кроме того, то, что говорят обо мне во Франции, сводит меня с ума. Меня это не интересует в принципе. Журналисты могут говорить, что хотят. Но что неприемлемо, так это трогать мою семью. Ваши коллеги пришли ко мне домой, чтобы сделать фотографии моей матери и вытянуть из нее любую информацию».