Звезды
Читайте сейчас
Эдита Пьеха: Мне падать нельзя. Ни морально, ни физически
0

31 июля певица отметит 75-й день рождения. Накануне юбилея она пригласила «Телесемь» в гости.
Из петербургской квартиры за город я переехала в 1999 году. Получила землю в обычном садоводческом товариществе «Северная Самарка». Участок – крайний к лесу, часть леса мне дали в аренду на 49 лет. Свой дом здесь я называю усадьбой. Чтобы она выглядела так, как сейчас, я на нее работала 10 лет. Много раз все переделывала, так как строителей-профессионалов встретила только на 5-м году этой «стройки века».
Дом снаружи светло-зеленый, и внутри стены во многих комнатах оклеены салатовыми обоями, тот же оттенок у дивана в гостиной. Зеленый – мой цвет. Он успокаивает, и, как мне кажется, защищает в трудную минуту. А внук Стас утверждает, что это цвет надежды. Уверена, любимые цвета определяют характер человека, его отношения с миром. Поэтому я себя и поселила за городом, чтобы чаще видеть зелень.
Я вдохновляюсь природой. И меня радует, что на участке есть и живой лес, и красавицы-туи, и клумбы. За цветами ухаживает помощница. Я бы сама с удовольствием этим занималась. Но, увы, не могу. Уже в 30 лет у меня был остеохондроз позвоночника. Я росла в годы войны, питались плохо, кальция не хватало. И кости у меня хрупкие, тонкие. Пережила шесть переломов, так что надо себя постоянно беречь. Однажды на концерте я побежала за кулисы (а они оказались деревянными, лишь задрапированными тканью), сильно ударилась и… сломала три ребра. Так что я твердо знаю: падать мне категорически нельзя – ни духом, ни тем более физически.
Вне сцены я немножко дикая. Не коллекционирую друзей, и потому дома у меня не часто бывают гости. Но в юбилейные дни ко мне обязательно будут приезжать давние поклонники. Среди них есть почитатели со стажем более сорока лет. Встречать их будем с помощницей Верочкой, которая командует на моей кухне.
А нам с гостями будет о чем вспомнить в «павильоне воспоминаний». Да, на моем участке есть и такой. В нем я храню все подарки от зрителей. Моя публика не самая состоятельная, и презенты обычно скромные. Правда, один раз во время концерта вышли на сцену нефтяники и надели мне на плечи енотовую шубу. И в Барнауле как-то преподнесли красивый жакет из норки. В моем музее есть и фарфоровые вазы, и куклы, одетые, как я. Там же стоит пианино моего мужа Сан Саныча Броневицкого, художественного руководителя ансамбля «Дружба». На этом инструменте он играл и сочинял для меня песни. Я никогда не позволяла себе что-то передаривать или выбрасывать. Однажды со сцены сказала зрителям: «Спасибо вам, когда-нибудь этот подарок заговорит вашим голосом». Убеждена: человек жив, пока его помнят. Нельзя сказать, что у меня на участке Эрмитаж, но там достаточно «молчаливых голосов», которые олицетворяют доброе отношение ко мне.
Например, многие знают, что я коллекционирую кофейные чашечки, и мне часто их дарят. А палехскую шкатулку с моим портретом поклонники вручили мне в 1967 году к 30-летию. Они собрали деньги и отправили их в Палех с моей фотографией. Потом на сцене вручили эту красоту. Там надпись: «Любящие Вас ленинградцы». Я, увидев эту вещь, просто потеряла дар речи.
К слову, когда-то в Петербурге была артистка Вера Неклюдова. Она выступала в ресторане «Медведь» для купцов, они бросали ей на сцену драгоценности и называли «королевой бриллиантов». Может, зная об этой истории, первый мэр города Анатолий Собчак присвоил мне титул «Королева песни Санкт-Петербурга».
А вот позже Валентина Матвиенко, будучи губернатором, сказала: «Вы не родились в этом городе, поэтому не можете получить титул почетного гражданина». У меня его и нет. Впрочем, самое ценное для меня звание – народной артистки СССР, потому что оно вымученное. Мне не хотели его давать – сказали, что я иностранка. Но на одном из концертов на сцену вышла моя поклонница из Житомира и обратилась к залу: «Пожалуйста, встаньте! Эдита Станиславовна, именем советского народа мы вам присваиваем титул народной артистки!» После этого обком партии забросали возмущенными письмами, их авторы не понимали: как это Пьеха и до сих пор без звания! И через полтора года мне звание все-таки присвоили. Благодаря моей публике.
Я зрителем дорожу. Даже традицию отмечать юбилеи артистов на сцене ввела я. Когда-то пришла к директору Ленконцерта и сказала: "В этом году 25 лет, как я выступаю на сцене. Хочу приготовить программу в Концертном зале «Октябрьский». Директор пошел советоваться с обкомом партии, и меня туда вскоре вызвали. Говорят, Эдита Станиславовна, вы же не оперная певица. Эстрада – это ресторан… Какой юбилей? Это исключено. Через неделю я снова пошла к директору. "Программа будет называться: «Творческий отчет перед трудящимися города Ленинграда за 25 лет выступлений». В обкоме сказали: «Вот хитрюга эта Пьеха», и разрешили юбилей провести.
В канун же нынешнего юбилея со мной уже оговаривали количество поздравляющих коллег-артистов. А вот этого я как раз не люблю. Зачем показывать, как они меня якобы любят? Артисты на самом деле любят каждый себя.
Помню, когда я была совсем девчонкой, стояла в кулисах рядом с ведущим вечера, а на сцене пела красивая опереточная певица. И ведущий тихонько говорит: «Ох, как она состарилась, как я ее не люблю, всю жизнь врала и спала с мужиками, поэтому и задержалась на сцене». И вот певица откланивается и идет мимо нас. Тот самый ведущий говорит ей: «Ой, Любочка, как ты хорошо выглядишь, как хорошо выступила!» Я это запомнила, и не верю в искреннюю дружбу артистов. Чужой успех расстраивает, даже если это успех друга. И я против поздравлений по сценарию. В Петербурге я, к счастью, застрахована от этого.
Но продолжим осматривать усадьбу. Я всегда хотела, чтобы в доме горел очаг. Тепло должно быть живое, от батареи такого не получишь. Сначала в доме мне сделали темно-зеленый камин в узбекском стиле. Он мне не понравился. Мастер сложил новый. Я выбрала бежевые изразцы, потому что уже тогда предполагала, что в комнате будет много салатового цвета.
Камин мы растапливаем перед католическим Рождеством, тогда же зажигаем гирлянды и свечи. Сейчас мы уже запаслись дровами для камина на всю зиму. У камина любим сидеть с Мухтаром (он же Муха). Пес, когда-то мною спасенный, ни на шаг от меня не отходит. Когда в доме фотографы, всегда от них защищает, но сам все время лезет в кадр.
На шкафу в гостиной стоит золотая каравелла «Эдита Пьеха». Пять лет назад ее прислали ветераны-железнодорожники из Новороссийска. Помните, у меня была песня «Каравелла». Ее автор – Владимир Калле. Он работает со мной не один десяток лет. К этому юбилею Владик написал музыку на стихи Ильи Резника. Песню «Я люблю этот мир» спою на праздничных концертах в петербургском БКЗ «Октябрьский» и Кремлевском дворце в Москве. Сейчас я, как мазохистка, себя душевно терзаю – мысленно прокручиваю программу, представляю, откуда должна выходить. Мне все это снится. Я в плену у этих песен, все время думаю, как же их выстрою, чтобы они звучали хорошо. Я – солдат, и не в первый раз иду в бой. Но я не могу разочаровать людей.
Накануне грядущего юбилея петербургский модельер Ирина Танцурина создала для меня коллекцию в нежных тонах. Это розовое платье с белой накидкой я надела впервые. А всего в моем гардеробе около 100 концертных нарядов. Для удобства каждому из них я дала название. Обычно говорю костюмеру: "Возьми «капусту», «этажерку», «павлина». Жаль, у меня не сохранились первые платья от Вячеслава Зайцева. Они были очень красивые, сшитые из кримплена – коралловые, лимонные, фиолетовые с подсолнухами… Слава всегда говорил: «Я одеваю не тебя, а твои песни». Но в то время платья становились государственной собственностью, принадлежали Ленконцерту. До 90-х годов вообще действовал закон – если у артистки более 10 костюмов, проводится инвентаризация, лишнее списывается.
А ведь платья – это часть моего успеха, моей биографии. Умей они говорить, наверняка сказали бы: «Помнишь тот концерт? Было трудно, но ты выступила хорошо».

ЭДИТА Пьеха и ее любимый пес Муха

Дорожка на участке ведет в настоящий лес

Коллекция чашек и шкатулка из Палеха

Цветник перед домом радует глаз хозяйки

Муха всегда стремится в кадр

В зимнем саду растут кактусы, пальмы и лимонные деревья

Стены столовой выкрашены в любимый салатовый цвет

Семейные праздники обычно отмечаем за большим раздвижным столом