Телевидение
Читайте сейчас
«Анклав» устроил похороны на презентации
0


В погоне за статусом, контрактами с лейблами и гонорарами за концерты группы как-то позабыли о терапевтической силе музыки. Напомнить об этом изначальном посыле рока взялась московская группа «Анклав», устроившая презентацию своего дебютного альбома «Горло Бредит Бритвою» 16 декабря в клубе TabulaRasa. Специально к мероприятию изобретательные музыканты подготовили промо-ролик новой пластинки, где примерили белые халаты врачей и отчитались в медицинских терминах о проделанной работе. Получилось креативно. Презентацию назвали консилиумом, новую клавишницу – медсестричкой, а звукорежиссера Виса Виталиса (который тоже выступил в Табуле Расе 16 декабоя со своим сольным проектом) – главврачом и светилом медицинской науки.

• В основном, пел Николай Барабанов-онлиУже не удивляло, что в клубе TabulaRasaучастники «Анклава» появились в докторских халатах. Готический подтекст накладывал свой отпечаток на их замысел, поэтому халаты оказались черного цвета. На протяжении всего (не самого краткого) сета врачи-палачи не произнесли ни слова. Внешний вид, язык тела и мимика передавали любые смыслы. Несмотря на строгость костюмов и сдержанность поведения, за «анклавовцами» было интересно наблюдать. Нужно было видеть, например, одного из фротменов «Анклава» Егора Махоркина, который в начале песни «Фальшивые голуби» энергично махал руками, имитируя повадки поддельных птиц. Гитаристы поочерёдно уступали друг другу ведущие вокальные партии. В основном, пел Николай Барабанов-онли, а его соратник Егор Махоркин добросовестно вскрикивал в финале строчек («Только бы это был не я» и проч.). Помимо этого Егор периодически впадал в исступленные пляски, что ничуть не вредило его мрачно созерцательным гитарным соло.

Но подлинным украшением «Анклава» оказалась клавишница–«медсестричка», введенная в состав совсем недавно. Девушка вела себя картинно. После каждой сыгранной партии она важно поднимала вверх руки, трясла головой и дирижировала своими внутренними оркестрами.

Некоторые песни иллюстрировал видеоряд, созданный самими музыкантами. Во время его трансляции все участники «Анклава», притаившись, сидели на корточках. Перед песней «Лес» на экране появился труп, у которого камера крупным запечатлела лишь массивные ботинки. Мертвеца волокли сначала по хмурой Москве, а потом вынесли в заснеженный лес. Порою выяснялось, что покойник тоже может видеть – и с его точки зрения демонстрировалось то хмурое московское небо, то кроны голых деревьев.

Аналогичный ролик сопровождал и финальную «Вещь о смерти». Егор Махоркин упал ниц на бескрайнем зимнем поле. Вдалеке виднелся храм и, казалось, Егор поклонялся ему. Но на самом деле Егор хоронил под снегом… мертвую куклу. Как и покойник из предыдущего ролика, кукла тоже могла видеть…

Для тех, кто успел отойти от увиденного, предназначалось выступление странной формации «Фронт Радикального Искусства». Люди с домбрами, виолончелями и варганами подыгрывали экстравагантным поэтам, читавшим стихи о «90-х», которые «больше не вернутся». «Они уже возвратились!», — со знанием дела возражал кто-то из зала. В безупречных стихах было много красивых и малопонятных слов, но в единое смысловое пространство они упорно не складывались. Метод «ФРИ» заметно походил на тексты песен из альбома Бутусова «Аль Химик Доктор Фауст». Вроде всё складно, концептуально и глубокомысленно, но абсолютно пусто…

•Группа Виса отыграла на пределеВ отличие от «Фронта Радикального Искусства» «главврач» Вис Виталис доступно изложил свою концепцию: «Наблюдение за наблюдателями и наблюдающими». Группа Виса отыграла на пределе. Даже романтичные песни, вроде «Мелодии Моей Любви» таили в себе определенную провокацию. Хотя бы потому, что под неё шёл видеоряд, где влюбленная парочка с удовольствием наблюдала из окна своего небоскрёба за зданиями Нью-Йоркского Торгового Центра, разрушенными врезающимися самолетами.

Каждую песню Вис сопровождал странным, но цепляющим комментарием. «Все думаю, что эта вещь посвящена Курту Кобейну, но на самом деле она адресована Алену Делону», — тараторил рэппер перед «Персональным Куртом Кобейном». И это воспринималось как дань памяти Илье Кормильцеву, весьма уважаемому Висом. «Эта песня называется «Между собакой и волком, но она посвящена котом», — представлял Вис другую песню.   

Ностальгический «Остров Питера Пена» вызвал ожесточенный спор в зале. Одной девушке пригрезилось, что песня на самом деле называется «Остров Питер ФМа», в чем она и пыталась убедить своего спутника. Тем временем Вис и его гитарист Экзич учинили качественный дестрой, использовав гитары в качестве орудий для создания яростной шумовой атаки.

Интеллигентные «Солнце Лауры» были единственными, кто от души поздравил «Анклав» с презентацией альбома. Во-первых, виновникам торжества вокалист группы Димка Си ди бу посвятил песню «Нам по пути». Во-вторых, в финальном шаманском трипе «Мост», музыканты использовали кусок из песни «Анклава» «Судный день». У «Солнца Лауры» оказались самые сюрреалистичные поклонники. Одни пили шампанское из бутылки, выставленной прямо на сцене. Другие силком выпускали к музыкантам испуганную девочку.

«Разнузданные Волей» представили сингл «Ветер в голове» последними. Их лидер  Алексей Кольчугин доступно и развернуто объяснял смысл пластинки, а также гордился несколькими новыми музыкантами, которых взял в группу недавно. По поводу сингла Кольчугин заметил, что эта работа очерчивает определенные контуры нового альбома, который будет выпущен приблизительно весной 2008-го.

Арт-роковые темы «Ветер в голове», «Солнце», «Город готов» моментально раскрепостили зрителей. Но Кольчугину было уже мало тёплых боевых гимнов – и он исполнил нереально красивую балладу «Без тебя». Клавишница «Анклава» моментально прониклась новой темой и, танцуя в зале сама с собой, практически полностью растворилась в этой композиции.

Кольчугин пил коньяк за здоровье зрителей и душевно с ними общался. «Спасибо вам, что остались в клубе в столь поздний час, несмотря на то, что завтра вас ожидают серые будни, — говорил он. – Мы постараемся раскрасить вам эти будни во все цвета радуги».

Денис Ступников

 

Фото — Геннадий Гахов