Звезды
Читайте сейчас
Инновации по-русски: сотни миллиардов рублей из бюджета тратятся на «кашу из нанотопора»
0
Сотни миллиардов рублей, которые ежегодно тратятся из российского бюджета на инновации, — это деньги, выброшенные на помойку. Так считают эксперты, ознакомленные со списком «инновационных проектов» | Русский Newsweek

Сотни миллиардов рублей, которые ежегодно тратятся из российского бюджета на инновации, — это деньги, выброшенные на помойку. Так считают эксперты, ознакомленные со списком «инновационных проектов», представленных на рассмотрение правительственной комиссии по высоким технологиям. В первой половине июля она должна окончательно определить, какие из них получат поддержку, а какие окажутся в корзине.

Правительство, как и президентская комиссия по модернизации испытывают серьезные трудности с «фильтрацией» заявок на финансирование | Архив NEWSru.com

На самом деле от перечня «инноваций» и не пахнет скоординированной научно-технической политикой. А деньги, которые бизнес и чиновники продолжают просить у правительства и президента, рискуют раствориться в многочисленных ведомственных НИИ, посреднических конторах и государственных холдингах, пишет «Русский Newsweek».

Каков результат, не всегда могут понять даже сотрудники ведомств, курирующих эти федеральные целевые программы | Вести

По просьбе редакции журнала список проанализировали 50 российских ученых. Они выяснили, что большинство этих проектов — «каша из нанотопора». К примеру, экспертов озадачил проект венчурного фонда банка ВТБ по созданию антивируса нового поколения. Этим занимается компания Returnil. Свой антивирус они продают уже сейчас и обещают его со временем совершенствовать. Цена вопроса — 100 млн рублей. Но ничего инновационного в этом продукте нет, считают специалисты: «Антивирусы сейчас делают все кому не лень».

 — Больше всех на инновации попросила компания Олега Дерипаски
 — РАН вывела на чистую воду изобретателя и любимца «ЕР» Петрика

Никаких проблем с финансированием нет у проекта компании BS Graphics. Венчурный фонд ВТБ уже вложил 45 млн рублей в разработку системы 3D-анимации. В 1990-х BS Graphics делала заставки для телевизионной передачи «Маски-шоу», а сейчас занялась интерактивными презентациями для бизнеса. Похожих программ на рынке достаточно. А на вопрос, в чем, собственно, инновация, в компании открыто заявили: «Это инновационный продукт, потому что с его помощью заключаются многомиллионные контракты».

Еще одна технология — саморазогревающаяся упаковка для продуктов питания. Ее тоже продвигает венчурный фонд ВТБ. 139 млн рублей получила компания Bargan Production Group, разработавшая контейнер со специальным реагентом. Только добавь воды, и упаковка нагревается до 70 градусов Цельсия. При этом руководство компании ничуть не смущено тем, что идее самонагревающихся продуктов больше ста лет.

Минэкономики продвигает «инновационный» препарат FZ-101, который будет лечить сразу от нескольких видов инфекций: бактериальных, вирусных и грибковых. Компания «Рафарма» получила 200 млн рублей на разработку и внедрение препарата, сама возможность создания которого выглядит для ученых весьма сомнительно. Еще один «медицинский» проект — способ переработки изъятых наркотиков в медицинские препараты. На эти цели чиновники в прошлом году выделили 125 млн рублей. Но эту идею Минздрав обсуждал еще в 1990-х.

По оценке ученых, список представляет собой «типичные заявки советских отраслевых НИИ 1980-х». И судя по ним, финансируются в основном не высокие технологии, а сырьевые проекты и тяжелая промышленность. Их заказчиками чаще выступают владельцы промышленных производств крупного масштаба. Первые четыре проекта, которые Кремль уже направил на согласование в Белый дом, это запросы миллиардеров о софинансировании своих разработок.

Владимир Лисин, номер один в российском списке Forbes, просит президента дать Новолипецкому металлургическому комбинату 295 млн рублей на разработку специальных фильтров. Компании «Ритэк», сидящей на десятках нефтяных месторождений в трех субъектах российской федерации, нужны 725 млн рублей на инновационный термогазовый способ добычи.

Фонд «Алмаз Кэпитал Партнерс» ждет утверждения заявки на 450 млн рублей и обещает создать «Облачный фонд-инкубатор», который будет заниматься коммерциализацией перспективных технологий. Один из учредителей «Алмаз Кэпитал Партнерс» — американский IT-гигант Cisco. Во время поездки Медведева по США Cisco объявил, что инвестирует в российские венчурные проекты 100 млн долларов, а потом доведет эту сумму до 1 млрд.

Четвертый проект из кремлевского списка предложил Виктор Вексельберг -совладелец «Реновы» и председатель наблюдательного совета президентского иннограда Сколково. Он просит 750 млн рублей на «создание в России научных центров по изучению покрытий на базе центров нанесения покрытий по технологиям Oerlikon и Sulzer». Крупным пакетом акций швейцарской Oerlikon, технологии которой хотят внедрять в России, владеет сам Вексельберг: два года назад он довел свою долю в компании до 44,7%. А в Sulzer у него 31,2%.

Правительство, как и президентская комиссия по модернизации испытывают серьезные трудности с «фильтрацией» заявок на финансирование. «Большинство проектов, получающих финансирование по федеральным целевым программам, попали туда много лет назад, и ведомства по старой памяти заказывают под них деньги», — жалуются в аппарате правительства.

Каков результат, не всегда могут понять даже сотрудники ведомств, курирующих эти федеральные целевые программы. В Минпромторге анонимно пожаловались на одно НИИ, которое уже несколько лет выигрывает конкурсы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы и каждый год сдает практически одни и те же тома с отчетами о проделанной работе. «Реальным разработчикам технологий достаются крохи, и то только для того, чтобы придать отчетам наукообразный вид», — приводит журнал слова представителя ведомства.

«Это напоминает упражнения времен перестройки», — говорят о списках эксперты, занимавшиеся похожими научными разработками в 1990-е годы. По их мнению, «инновационный список» тех лет, состоявший из мобильного телефона весом 4 кг и персонального дозиметра размером с половину современного ноутбука, похож на то, что под видом инноваций предлагается сейчас. «Не верится, что подобные проекты перевернут нашу жизнь», — скептически заключают ученые.