Кино
Читайте сейчас
«Вий» нашего времени: какой он?
0

Алексей Чадов

Долгие съемки – лишние хлопоты. И всегда лишний повод для подозрений: если работа над фильмом затянулась, значит, с ним что-то не так. Но не все кино снимается на скорую руку. Экранизация гоголевского «Вия», например, ни в коем случае не терпит суеты. По готовому сценарию сначала снимали анимированную версию «Вия» — чтобы художникам было легче воплощать идеи авторов. Сложно-постановочные и трюковые съемки заранее моделировались с помощью компьютерной графики. С артистами режиссер Олег Степченко проводил обстоятельные репетиции. Ну а то, что съемки начались еще в 2006 году и проходили с большими перерывами, это, как говорится, издержки кинопроизводства.

Андрей Смоляков (актер):«Это тяжело, конечно, потому что «заряжаешься» и уже так или иначе живешь этим. Может быть, не на 100 процентов, но все равно, так сказать, «маешь эту вещь постоянно». И когда вдруг нет этой реализации, то это тебя опустошает и физически, и психологически, и такой момент психологического сожаления наступает…»

Снимать «волнами», с одной стороны, тяжело. Но, с другой, уже отснятый материал можно использовать в качестве приманки для известных артистов. И если одни актеры отказывались из-за банальных суеверий, то другие соглашались без лишних раздумий – ведь сегодня играть Гоголя предлагают не каждый день.

Валерий Золотухин (актер):«Вот этот проект – он вроде бы как «Вий», но на самом деле он от «Вия» чрезвычайно далеко – по той фантазии, которую придумал режиссер, по тексту. Используется ситуация гоголевская, исследуется возникновение страха и зла, и тем не менее это непривычный подход к той классике, к которой мы привыкли в советском кинематографе».

Алексей Чадов (актер):«Здесь много чего нет. Во-первых, у Гоголя нет персонажа моего. В картине всегда, даже если жестко следовать, близко к тексту подходить, в этом вопросе все равно должна быть какая-то новиночка, какое-то открытие. Здесь много художников, и они вообще очень многое добавляют в представление о Вие, даже в литературное представление. Поэтому, мне кажется, это только хорошо».

А нововведение в фильме Олега Степченко не заметить будет сложно – уж слишком оно чужеродное. Это заезжий европейский ученый, подоспевший как раз к расследованию мистических событий, связанных с летающими гробами, ведьмами, демонами и смертью «философа» Хомы. Кстати, ученого этого Олег Степченко и компания выбирали среди известных европейских актеров. Вот только имя счастливца держат в строжайшем секрете. Чтобы новый «Вий» получился не только с ужасом, но и с сюрпризом.

По материалам программы «Синемания»