Шоу бизнес
Читайте сейчас
Сергей Лазарев: Свадьба с Лерой Кудрявцевой — апогей идиотизма!
0

Не все знают, что певец Сергей Лазарев является выпускником Школы-студии МХАТ и совсем недавно сыграл главную роль в спектакле «Таланты и покойники» (по Марку Твену) в Театре имени Пушкина. «Собеседник» расспросил Сергея о новой постановке, вышедшей через семь лет после предыдущей главной роли Лазарева в спектакле "Одолжите тенора!"

Перевоплощаюсь в женщину

– «Таланты и покойники» обгонят по популярности «Тенора»?

– Пока трудно сказать, но постановка получилась очень яркой. Сейчас мы, конечно, еще немножко тужимся-пыжимся, но через несколько спектаклей придет легкость и получится хороший театральный продукт.

– Опять комедия, опять музыкальная, эксцентричная, с перевоплощениями. Чем новый спектакль по большому счету отличается от предыдущего?

– В чем-то они похожи – и там, и здесь переодевания, подмена человека, и всё в диком темпоритме… Но вообще пьеса про другое: другое время, другой автор. Для меня главное отличие и актерская сложность в том, что я перевоплощаюсь в женщину. И чем больше я это играю, тем больше убеждаюсь, что этот спектакль совсем другой.

– Планируешь ли ты расширять свое театральное амплуа?

– Да, и хотел бы не делать таких перерывов, какой был после премьеры «Тенора». Надеюсь, получится совмещать это и с музыкальной карьерой. В сентябре буду выпускать новый альбом, потом начну подготовку к новому московскому концерту к своему 30-летию.

– Наверное, из-за спектакля пришлось отказываться и от концертов, и от каких-то телешоу?

– На время репетиций я полностью приостановил музыкальную карьеру, отправил коллектив в отпуск и был погружен только в театр, о чем нисколько не жалею. Мало того что это интересное приключение, оно еще позволяет посмотреть со стороны на какие-то моменты музыкальной жизни, определить, что важно, а что не очень. Оказывается, многое, из-за чего я переживал, – это вообще никакущие проблемы, не стоящие внимания и нервов.

«Свадьба» с Лерой – апогей идиотизма

– Верно ли ощущение, что обсуждений твоей личной жизни стало меньше? После шутейной свадьбы с Лерой Кудрявцевой на Премии Муз-ТВ уже год никаких новостей.

– Да эта «свадьба» была апогеем идиотизма! Мы, конечно, подыграли телевизионщикам, похихикали, но потом поняли, насколько устали от всего этого. Хочется сконцентрироваться на более важных вещах, чем позирование для глянцевых журналов. Все эти так называемые новости от звезд шоубизнеса – мелко и ни для творчества, ни для карьеры ничего не дают. Хотя иногда создается впечатление, что твои творческие успехи на хрен никому не интересны.

– Ты осуждаешь коллег, которые превратили свою жизнь в реалити-шоу? Куда ни плюнь, попадешь в дочку Киркорова или аппендикс Баскова.

– Я никого не осуждаю, но для себя решил, что такой жизни не хочу. В том числе и на чужом примере. Не хочу быть в каждом журнале с какой-то болячкой или покупкой. Я даже почти ушел из социальных сетей. Мне приятно делиться своими мыслями с поклонниками, но в какой-то момент оказалось, что меня читают еще и желтые журналисты, которые из моих и Лериных твиттов делают какие-то странные выводы, перемешивают их и пишут довольно дикие статьи. Пришлось перевести социальные сети в деловой режим: объявляю про гастроли и премьеры, не более того. Хочется, чтобы ассоциативный ряд при упоминании Сергея Лазарева был сдвинут в сторону творчества.

– Ты поешь по-английски и приучаешь публику к «фирменному» звуку. Кого считаешь своим конкурентом?

– Со временем я понял, что свою нишу вряд ли потеряю, что бы ни случилось и кто бы из новых исполнителей как бы ни стрельнул. А то, что меня постоянно пытаются столкнуть с Биланом, – ну это из той же серии, как Пугачева и Ротару. Мы как-то одновременно появились в 2002?году на «Новой волне», поем в поп-жанре. Публика хочет видеть между нами вражду или хотя бы интригу, но ничего такого нет – наоборот, нам нравится творчество друг друга. Хотя, наверно, мы не даем друг другу расслабляться.

– Почему ты так и не съездил на Евровидение, хотя со своим английским мог бы, наверное, выступить неплохо?

– Из года в год меня туда «посылали» без моего на то желания. И Филипп до сих пор уговаривает. Единственный раз меня уговорили поучаствовать в 2008 году, когда на отборе я проиграл Билану. Теперь понимаю, что стал разменной монетой канала «Россия», разыгравшего в прямом эфире «главную интригу года»: Билан или Лазарев. Для меня это был урок: я окончательно понял, что Евровидение – не моя история. Мне это ничего не даст, только отнимет нервы и время. Плюс про музыку там очень мало, зато много про деньги, политику и связи. В России у меня и так все в порядке, а для Запада даже победа на Евровидении ничего не значит.

– Как тебе «Бурановские бабушки» в качестве посланниц России?

– Для этого конкурса – самое оно. Это очень ироничный взгляд на то, каких артистов нужно посылать на Евровидение. Это ж не олимпиада вокалистов.

Россия позитивчика не прибавляет

– А вообще мысли уехать из страны у тебя были?

– Завоевание Запада – крайне сложный путь, там шансов один на миллион. Если выпадет шанс, я с удовольствием буду работать там. Но уехать навсегда мне уже нельзя: не представляю, как можно бросить здесь своих поклонников. Хотя мне нравится вариант Кристины Орбакайте: она много времени проводит в Америке, а сюда приезжает на гастроли. Со временем мне бы хотелось приобрести домик за границей – хотя бы для того, чтобы менять обстановку. Что говорить, Россия позитивчика не прибавляет. Положительные эмоции от путешествий обычно заканчиваются в аэропорту. Конечно, проблески бывают, но на родине организм все время работает на какое-то преодоление.

Я люблю Москву, Россию, но потолок местного шоу бизнеса очень давит: например, большой концерт нельзя сделать нигде, кроме столицы и Петербурга, – везде убогие залы, огромные расстояния и зрители, привыкшие к фонограмме и черному заднику. Хочется работать на полную катушку, а вместо этого постоянно приходится переламывать российские реалии.