Светлаков решил оставить в беде своего бывшего коллегу

не откликнулся на просьбу о помощи актеру Валерию Магдьяшу. Запомнившийся зрителям как гастарбайтер Джамшут из скетчкома «Наша Russia» артист спился и прозябает в нищете.
По словам Валерия Магдьяша, жизненные обстоятельства изменились в один день — когда он собрал все имевшиеся деньги и документы и отправился в банк. Актер признался, что неплохо зарабатывал, снимаясь в ситкоме «Наша Russia» вместе со Светлаковым. Как-то он решил купить новую, более просторную квартиру в Москве. Однако по дороге «Джамшута» ударили трубой по голове и ограбили.

По версии Магдьяша, он лишился всего и вынужден был уехать из столицы. Актер выбрал Минеральные Воды, где его и встретила Ирина Осипова. Женщина узнала артиста и стала ему помогать. Первое время они строили совместные планы, обговаривали детали проектов, однако вскоре актер начал пить. Ирина определила его в клинику, однако ничего не помогало. Однажды он позвонил из больницы со словами: «Я умираю!».

Светлаков решил оставить в беде своего бывшего коллегу

Ирина призналась, что неоднократно спасала артиста, помогая ему выбраться из запоев и находя подработку. Женщина давала актеру, сыгравшему роль Джамшута, деньги в долг, которые он ей так и не вернул. Устав, Осипова прекратила бессмысленные попытки наладить жизнь актера, который предпочел работе и друзьям бутылку. Она думала, что актеру могут помочь бывшие коллеги, и написала письмо Сергею Светлакову.

Светлаков Ирине не ответил. Знающие Магдьяша люди не верят в его версию и жалеют женщин, которые пытаются помочь «Джамшуту». Так, бывший директор Валерия заявил, что актер «обожает все халявное» — и не раз подводил своих коллег по работе. Многие протягивали ему руку помощи — но, как теперь говорят знакомые Магдьяша, он сделал свой выбор в пользу алкоголя. Видимо, поэтому и не было ответа от Светлакова — либо, как предполагает Ирина, письмо не дошло до адресата.

Важно
Признания мужчин Пугачевой — Мне нравится как она смотрит, сидит, молчит, как она думает, как готовит. И еще кое-что, о чем не принято говорить (Галкин)