Звезды
Читайте сейчас
Анна Нетребко с мужем карабкалась по сену в Мариинской опере
0

Первая в новом году премьера состоялась на сцене Мариинского театра: «Любовный напиток» Доницетти в постановке известного французского режиссера Лорана Пелли. Перенос спектакля в Петербург осуществил Кристиан Рэт. Премьеру спела Анна Нетребко (Адин) и впервые появившийся на сцене Мариинки ее супруг Эрвин Шротт (Дулькамара).

В оперной труппе Мариинского театра есть немало солисток, способных хорошо исполнить одну из самых обаятельных оперных партий — соблазнительной фермерской дочери Адины. Но «Любовный напиток» Доницетти появился в списке премьер благодаря Анне Нетребко — так же, как пару лет назад вернулась в репертуар и «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. О том, что в первом спектакле «Любовного напитка» выступит еще одна европейская знаменитость — бас-баритон Эрвин Шротт, стало известно накануне премьеры, и эта новость еще более подогрела интерес публики. Эрвин успел покорить сердца русской публики, особенно ее женскую половину, в ноябре на первом в России совместном с Анной гала-концерте в петербургском Театре консерватории.

Для постановки «Напитка» в Мариинке был выбран спектакль Лорана Пелли, созданный как копродукция Парижской Национальной оперы и Королевского оперного театра «Ковент-Гарден» в Лондоне. Версию Пелли Валерию Гергиеву настоятельно рекомендовала сама Анна Нетребко, которая прежде принимала участие в этом спектакле.

Проблема переноса постановки в Мариинский театр заключалась в подгонке ее масштабных декораций под формат петербургской сцены, оказавшейся меньше, чем в парижском и лондонском театрах, для которых она создавалась. Анна Нетребко

Анна Нетребко

Назвать постановку «Любовного напитка» Лорана Пелли одной из лучших в современном оперном театре было бы некоторым преувеличением, хотя в ней есть место и для веселья, и для грусти, коль скоро жанровая разновидность этой оперы Доницетти определяется как «веселая мелодрама». Режиссер не приезжал в Петербург, поэтому в Мариинском театре спектакль поставил Кристиан Рэт. Он постарался сохранить фирменный стиль Пелли, заключающийся в верности логике либретто и музыки, реалистичности картинки (дизайн декораций — Шанталь Тома), а также естественности, ненатужности актерской игры солистов и работе с хоровой массовкой. Перед зрителем раскинулось колхозное поле в период жатвы в одном из уголков центральной Италии 1960-х годов. Исторический период выдавали не только костюмы (художник по костюмам — Лоран Пелли), в особенности трактор скромняги Неморино и грузовик дельца Дулькамары, производителя сомнительной жидкости ядрено-фуксийного цвета, продававшейся как эликсир от всех проблем — от поноса до импотенции. Экспозиция главных действующих лиц и завязка действия произошли на высокой, «до неба», куче, собранной из брикетов сена. На переднем плане — Адина в застиранном «огородном» выше колен платье в цветочек, делающая маникюр под зонтиком на старом матрасе. Рядом, на безопасном расстоянии, подсматривал за своей пассией простой нечесаный паренек Неморино в тельняшке, известный в деревне своими безответными воздыханиями по фермерской дочери. Исполнители этих партий должны быть в хорошей физической форме, поскольку режиссер предписал беготню и прыжки по куче сена. Анна Нетребко лихо вскарабкивалась вверх и стремительно сбегала вниз, умудряясь при этом еще и блистать фиоритурами в верхнем регистре. Ее партнеру — тенору Сергею Скороходову — пришлось сложнее. Он выкладывался не меньше, хотя это стоило ему несравнимо больших усилий, поскольку певец выступал с явными признаками простуды, даже не скрывая покашливаний во время пения. Слушателям пришлось сочувствовать и больному тенору, и его герою, которого они авансом поддерживали аплодисментами. Оркестр же под управлением Лучано ди Мартино избирал в отдельных эпизодах максимально негромкий тон и санаторные темпы. Такая тактика дирижера, разумеется, отчасти шла на пользу музыке бельканто, не терпящей шума и суеты.

Нетребко проявила чудеса изящества, настроив свое сопрано на легкое, почти безвибратное пение, безупречно справляясь со всеми пассажами и верхними нотами. Она добивалась комического эффекта усиленной жестикуляцией и мимикой, разыгрывая резвую, боевую девицу с деревенскими манерами. Старательно справлялся с режиссерскими задачами баритон Владимир Мороз, играя дубоватого прямолинейного вояку Белькоре. Но главным комиком на спектакле был Эрвин Шротт в образе ушлого Дулькамары, умело спекулировавшего своим эликсиром. Правда, этот напиток оказался обычным домашним красным вином. Впрочем, выданный за любовный эликсир, он стал для Неморино главным импульсом, чтобы добиться дамы сердца. Гвоздем спектакля неожиданно стал не главный хит — романс Неморино, а дуэт Адины и Дулькамары из II действия, где Нетребко и Шротт дали мастер-класс виртуозного ансамбля и полного актерского взаимопонимания.

Владимир Дудин, «Российская газета»

Подпишитесь на наши новости

Получайте интересные новости шоу бизнеса на вашу почту

Спасибо за подписку

Что-то пошло не так