Звезды
Читайте сейчас
« Москва слезам не верит» — неожиданный успех
0

 О съемках фильма "Москва слезам не верит". Актрисы Вера Алентова, Ирина Муравьева и Раиса Рязанова, сыгравшие Катерину, Людмилу и Антонину, в начале фильма были старше героинь.
– Мы пошли на хитрость: одели актрис (которые и без того были стройные) в корсеты, – говорит художник по костюмам Жанна Мелконян. – Благодаря этому пластика у артисток стала как у юных девушек. А во второй серии героини взрослеют и держатся иначе. Создавая наряды 1958 года (фильм снимался в 1978-м), я ориентировалась на вещи, которые носила моя мама. Например, красное платье, в котором Людмила появляется перед гостями в профессорском доме, я почти полностью скопировала с маминого. Правда, наш наряд был пурпурным. Фильм снимался на пленке «Свема». А она хорошо передавала цвет лица, но делала блеклыми остальные краски. И прежде чем шить ту или иную вещь, я делала пробы разной ткани на пленке. Пурпурный цвет получился на ней красным.

Слесарь в джинсах

С костюмами пришлось помучиться и из-за дефицита тканей. Например, твидовый костюм, который во второй серии носит Катерина, сшили из... мужских брюк. А материал для ее капроновой блузки из первой части доставали в мастерской по изготовлению воротничков для школьной формы – в свободной продаже этой ткани не было. Очень трудно было в советские годы достать джинсы. А именно в них, по задумке авторов фильма, должен был появиться на экране Гоша – чтобы выглядеть «как мачо».
– В СССР производились в большом количестве псевдоджинсы, в них люди даже с безупречной фигурой выглядели ущербно, – вспоминает Жанна Мелконян. – И мне пришлось… украсть джинсы у мужа. Брюки ему привез из-за границы мой папа, и супруг год берег их, не распечатывая пакет. Когда муж джинсы не обнаружил, возник скандал, грозивший мне разводом. Но наш друг, директор картины Виталий Богуславский, убедил мужа, что такая мера была необходима.

Пикник на морозе

– Первой мы снимали встречу Катерины и Рудольфа-Родиона на Гоголевском бульваре спустя годы, – рассказывает второй оператор Игорь Бек. – Была осень, и мы спешили, пока погода не испортилась. А когда снимали сцены на даче, было так холодно, что Раиса Рязанова, игравшая Тоню, куталась в шаль не потому, что этого требовал сюжет, а потому что ужасно зябла.
Снимали дачу в разных местах в Подмосковье. В одном был строящийся дом, нужный для первой серии, в другом – уже построенный (он появляется во второй части).
– Во время съемок дачных сцен мы жили в гостинице неподалеку, – вспоминает Валентина Ушакова-Кочеткова, сыгравшая свекровь Тони. – Во второй серии мне пришлось изображать старческую походку – ведь моя героиня была уже в возрасте и больна. А тяжелое ведро, которое я носила в кадре, на самом деле было пустым.

Неожиданный успех

– Когда фильм снимался, никто не ожидал, что он произведет такой фурор, – говорит Игорь Бек. – Я даже ушел с проекта, потому что мне поступило другое предложение. Режиссер Владимир Меньшов мне до сих пор говорит: остался бы – получил Госпремию.
Фильм имел успех и за границей. В этом году исполняется 30 лет с момента вручения ему премии «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Героини картины стали тогда в США законодательницами моды: американцам очень понравились белые носочки, которые девушки носят в первой серии.
– Носочки появились случайно, – рассказывает Жанна Мелконян. – Мы нашли обувь 1958 года, но она была в плохом состоянии – кожа загрубела и покоробилась. Чтобы туфли не натирали ноги актрисам, я предложила им надеть белые носки. Такие носили в послевоенное время, а в 1958-м ходить в них уже стеснялись. Но я пошла на эту неточность, а позже поняла, что они очень хорошо подходят к силуэту героинь. В Америке же носочки произвели потрясающий эффект. В газетах писали: после триумфа картины русские ввели моду на белые носки. И как мне рассказывали, после показа фильма в Штатах было налажено масштабное производство этого товара.
Фото киноконцерна «Мосфильм»