Звезды
Читайте сейчас
Татьяна Лазарева: как из соски вырастить конфету
0

 
У ведущей программы «Это мой ребенок!» трое детей – Степан (14 лет), Соня (10 лет) и Антонина (3 года, 11 месяцев). Татьяна рассказывает о типичных проблемах и ошибках в их воспитании.

Ребенок не отказывается от соски

Нашей Антонине почти 4 года. Девушка она эмоциональная и долго использовала соску как лекарство от стресса. Упадет, ударится, расстроится – соску в рот. Пытались договориться с ней по-хорошему, но она никаких доводов не слушала. Надо было что-то придумывать. И вот одним чудесным днем на даче уговорили Тосю все три соски закопать под кустом. Убедили: из них непременно что-то вырастет. Тося мужественно бросила две соски в яму. Долго стояла, держа в руках любимую – с обезьянкой. Но потом решилась. Мы стали быстро яму закапывать, боялись, как бы она не передумала. Тем же вечером Соня развесила на кусте заранее припасенные красные леденцы в виде сосок. Я Тосе сказала: «Пойди посмотри, может, что-то выросло…» Обнаружив конфеты, дочь пришла в восторг. Потом, правда, недели две порой еще просила соску, но мы говорили: «Извини, обратного пути нет, да и дача далеко…»

Не ест

В этом плане больше всего проблем было со Степой. Увидев незнакомый продукт, он определял отношение к нему по внешнему виду. Как-то с трудом уговорила его попробовать креветку. Степа, сделав над собой усилие, засунул ее в рот, а секунд через пять у него начались рвотные позывы. Больше таких экспериментов над детьми я не ставила и другим не советую. Подруга рассказывала, как она в детстве часами ходила с котлетой за щекой, чтобы потом ее незаметно выплюнуть. Так что пользы от такого родительского диктата все равно мало.

Подолгу сидит у компьютера

Чем раньше ребенок освоит компьютер, тем лучше – в дальнейшем это ему все равно понадобится. У нас у всех детей есть ноутбуки, даже Антонине купили детский. Соня уже в три года умела управлять «мышкой». Запрещать ничего не надо, просто нельзя оставлять ребенка наедине с монитором надолго и стоит интересоваться, чем он там занимается. Нашему Степану нравится общаться в социальных сетях. Мы провели с ним беседу, рассказав о социофобах – людях, избегающих личного общения. Он выдвинул свой аргумент: «В чате я могу познакомиться с любым, спросить, откуда он и как его зовут. А если подойду и спрошу на улице, могут и в морду дать». Я в ответ: «Ты уже большой мальчик, когда-то надо и в морду начать получать!» Вот такие у нас идут дебаты!

Любит вредные продукты

«Макдоналдс» разрешается раз в месяц. И мы никогда не обставляем этот поход как праздник, чтобы у детей не возникло ассоциации – «Макдоналдс» = праздник. Мы заезжаем туда, например, по дороге куда-то, когда надо быстро перекусить. Чипсы у нас под страшным запретом – позволяются не чаще раза в неделю. Потребление конфет тоже контролируем.

Не хочет идти в школу

Тут надо быть внимательным и отличать капризы от серьезных проблем. Школа, куда Степа пошел в первый класс, была у нас во дворе дома. Я в окно видела, как дети гуляют: все играют вместе, а четыре человека стоят в одиночку по разным углам. Одним из этих четверых был Степа. Сначала я не придала этому значения. Потом стала замечать: Степа изменился. Дома стал злобным, нервным, агрессивным. Пошла к учительнице. Та говорит: «В школе он ангел! Все время улыбается». Я поняла, Степа заставлял себя улыбаться в школе, а дома пружина разжималась... По совету психолога мы устроили Степе дополнительный выходной среди недели. И вроде бы все наладилось. Но в третьем классе он стал плакать по утрам: «Не хочу в школу!» Начал часто болеть – это была защитная реакция организма. Тогда мы перевели его на два года на домашнее обучение. Сейчас все в порядке, Степан уже взрослый и ходит в обычную школу.

Жадничает

Как-то маленькая Соня сказала: «Мама, когда я вырасту, то денег тебе не дам». Я ей ответила: «А я тогда тебе сейчас не буду ничего давать». Подействовало. Степа у нас вообще скопидом. Ему даже мусор жаль выкидывать, соберет в пакет, а потом он у него долго-долго стоит. Хотя у нас в семье принято лишние вещи отдавать на благотворительность. Сначала дети сопротивлялись, говорили: «Как это? Это же мое!» Я объясняла: «Ты же это уже не носишь, а кому-то эта одежда может очень понадобиться».

Врет

Однажды Соня прогуляла школу и не сказала нам об этом. Ушла утром якобы в школу, а сама где-то шлялась с подружкой. О прогуле я узнала от учительницы. Самым страшным для меня был даже не факт прогула, а то, что Соня в этот день позвонила мне и сказала: «У меня все в порядке, я в школе». Мы с Мишей серьезно с ней поговорили. Запретили в течение месяца приглашать в гости подружек и ходить к ним, еще запретили ездить в метро до конца года. Не прошло и двух недель, я говорю: «Сонь, ну пусть к тебе подружки на выходные приедут». Дочь удивилась: «Мам, вы же меня наказали!» Я говорю: «Да? А я уже забыла…» Вообще я наказывать не умею и не люблю, но иногда ребенку нужна встряска.

Ревнует маму и папу к младшему брату (или сестре)

Когда родилась Соня, Степа очень ревновал. Виноваты мы с Мишей – отняли его кусок родительского внимания. Никто нас тогда не надоумил, что этого делать нельзя. Хорошо, я сама во­время догадалась. Степа капризничал ночью, я приходила к нему, он брал меня за руку и спрашивал: «Ты меня любишь? Ты меня любишь? Ты меня любишь?» Я поняла, что это означает. Степа засомневался, а нужен ли он нам, раз мы принесли в дом это отвратительное орущее создание... А когда родилась Тоська, я сказала старшим: «Мы тут родили себе еще одну, и это наша проблема, на вас это никак не скажется». Перед сном я сидела по очереди у каждого ребенка в комнате. Со Степой поговорить, Соне спинку почесать, потом убаюкать Тосю…

Задает «неудобные» вопросы

Ни в коем случае не отвечать: «Отстань!» Но и в другую крайность – слишком подробно все объяснять – впадать тоже не надо. Если ребенок спросил, откуда берутся дети, не нужно рассказывать про яйцеклетку и сперматозоиды, про возможность абортов... Достаточно сказать, что детей рожает мама.

Курит втихаря

Думаю, нам это не грозит! Если Соня видит меня с сигаретой, она сразу начинает читать лекцию о вреде курения. Или зажимает нос и убегает. Степан же все время сокрушался, что детям продают сигареты. Я не верила. Так он провел эксперимент: пошел в ларек и купил. Вернулся и дрожащим голосом сказал: «Мама, что же делать? Мне-то сигареты не нужны, но ведь их любому ребенку могут продать! Мы должны с этим бороться!» Степа предложил, чтобы мы с Мишей тайком сняли на камеру, как ему продают сигареты.

Не доверяет мнению родителей

Недавно я сказала Степе, что для своего роста он очень худой. Сын стал кричать: «Ты что, хочешь, чтобы я был жирным?» Спустя два дня он возвращается из школы и говорит: «Мам, ты была права. Один авторитетный человек сказал, что мне надо немножко по­правиться». Я старалась выпытать имя этого «авторитета», чтобы потом через него воздействовать на Степана! Это нормальный способ. Если вижу, что моим детям какой-то человек симпатичен, то могу попросить его донести до них нужную мысль.

Не отпускает от себя родителей

Такое у нас часто случалось, когда была маленькой Соня. Мы собирались на работу, а она устраивала дикий скандал. Приходилось обещать, что вернемся с подарком. Каждый вечер Соня встречала нас вопросом: «А подарок?» Думаю, это неправильное решение проблемы. С Тосей мы поступаем проще. Говорим: «Ты же любишь игрушки? А знаешь, сколько они стоят? Мы с папой должны ходить на работу, чтобы заработать деньги и купить тебе игрушки». Главное, говорить спокойно и уверенно и уходить, не оглядываясь!
Убеждена: родители имеют право на некоторую свободу. Мы с Мишей можем иногда отправить детей с нянями на дачу, а сами пуститься в «загулы» с друзьями. Или уехать вдвоем отдыхать. Конечно, дети расстраиваются. Стараемся привезти из поездки каждому тот подарок, который он хотел. Переписываемся-перезваниваемся по сто раз на дню, чтобы ребята не чувствовали себя брошенными. Но если не будет разлуки с детьми, то ведь и радости встречи неоткуда взяться!
Суббота, СТС, Это мой ребенок!
Фото Рифата ЮНИСОВА, FOTOBANK, PersonaStars, PhotoXPress, архив «Журнал»