Звезды
Читайте сейчас
Ваня от Вани
0

Иван Дорн;
Победитель вокального шоу «Зірка+Зірка» на канале «1+1», экс-участник группы «Пара Нормальных», бывший ведущий утренней программы Guten Morgen на М1... Это известно всем. А Viva! предлагает узнать больше о высоком, стройном, обаятельном блондине по имени Иван Дорн.

Начнем историю нашего героя с самого начала. Итак, Иван Дорн появился на свет 17 октября 1988 года в Челябинске. Кстати, именно поэтому приятели часто называют его Иваном Дулиным.

Когда будущей звезде шоу-бизнеса исполнилось два года, его отца по работе отправили на Чернобыльскую АЭС. И вся семья переехала в Украину, в город Славутич. Через 7 лет родители развелись. А когда мама Дорна второй раз вышла замуж, у Вани и его младшего брата Паши по­явился не только новый папа,
а еще и два сводных брата, которых, к слову, тоже зовут Иван и Павел.

«В общем, в нашем доме под одной крышей живут пять мужчин и одна женщина – наша любимая мама Лида, – делится Иван. – Представьте, у нас даже кот мужского пола!» Надо заметить, Лидия Дорн, несмотря на то что находится  в окружении сильного пола, – очень волевая и строгая женщина. Когда в детстве Ваня играл на фортепиано, мама стояла над ним с ремнем, следила, чтобы сын не сутулился и занимался ровно полтора часа, как говорила учительница музыки. Теперь Иван бесконечно благодарен маме за это.

А еще за то, что когда-то именно она обнаружила в сыне музыкальный талант и помогла сделать правильные шаги к главной цели – стать популярным певцом.

– Иван, давай вспомним, с чего все началось? Расскажи, когда мальчик из Славутича впервые вышел на большую сцену?

Это произошло на фестивале «Золотая осень Славутича».
В 90-е годы, когда фестиваль только начинался, к нам приезжали Патрисия Каас, Латойя Джексон, Андрей Губин, «На-На» спускались на вертолете… Мы, жители Славутича, были разбалованы мегаартистами.

– И ты выступал вместе с Латойей Джексон?!

Если бы!.. Все было прозаичнее. Белорусская певица Инна Афанасьева, исполнявшая песню о хрипловатом саксофоне, искала для своего номера мальчика-саксофониста. В городе устроили кастинг мальчиков. В итоге оказалось, что лучше всех с саксофоном смотрюсь я, 6-летний Ваня Дорн.

– В таком раннем возрасте ты уже умел играть на саксофоне?

Нет. А играть по-настоящему и не требовалось. Меня красиво нарядили и сказали, в каком месте надо выбежать с саксофоном. Выбежал-то я в нужном месте, как репетировали. Но, когда шла фонограмма саксофона, я не имитировал игру на нем, и, если фонограмма заканчивалась, было слышно, как я играл. Вот после этого мама поняла, что я – прирожденный артист.

– Интересно, какой у тебя был репертуар в то время?

Я пел хиты разных групп и исполнителей – «Оранжевый галстук» группы «Браво», «Самба белого мотылька» Валерия Меладзе, с которой, кстати, выиграл на мест­ном конкурсе талантов. Но впервые в качестве певца я вышел на большую сцену в 10-летнем возрасте в образе Шуры с его хитом «Ты не верь слезам». Для исполнения этой песни мама надела на меня женские лосины и поставила на высокие подошвы-платформы… Я ее тогда ненавидел!

Увидев меня, такого красивого, на сцене, зал опешил. Половина народа развернулась и ушла, а те, кто остался, открыто смеялись. Правда, через несколько минут я смог расположить к себе публику. С тех пор этот номер стал моей визитной карточкой.

– А потом ты решил штурмовать «Фабрику звезд»?

Нет. Перед «Фабрикой» я побывал на многочисленных песенных фестивалях и конкурсах, где брал призовые места. Неудача настигла меня в «Артеке». Мне было 14 лет, я влюбился в одну девочку, которая приехала на конкурс из Черкасс. За день до конкурса мы с ней долго гуляли, целовались по-взрослому возле Пушкинского грота, я ей много всего рассказывал и… сорвал голос. Петь, естественно, уже не мог.

– И больше ты с той девушкой не встречался?

Нет. Но мы писали друг другу письма. Настоящие, на бумаге. Она присылала мне свои фотографии, подписывая их «На долгую память». А конверты пахли ее духами... И вот в 18 лет я смотрю украинскую «Фабрику зірок» и вижу свою первую серьезную любовь среди «фабрикантов». Это была Даша Коломиец.

– И ты вслед за ней отправился на «Фабрику»?

Я решил пойти на кастинг российской «Фабрики звезд 6», но совсем не из-за того, что увидел Дашу. Просто мне стало интересно, смогу я или нет. После киевского отбора участ-ников я оказываюсь в Москве, в «Останкино», где попадаю в двадцатку лучших. Потом прохожу обязательный медосмотр, а дальше – последняя дверь в кабинет Константина Эрнста. Тогда со мной были группа «Челси», Дима Колдун, Зара.

Я зашел в кабинет после Колдуна, и у меня, как назло, развязались шнурки на ботинках. Ситуация неприятная. Пока Эрнст стоял ко мне спиной, я присел, чтобы быстро завязать шнурки. И тут он неожиданно разворачивается и обращается ко мне: «Иван? Присаживайся!», указывая на длинный стол, за которым сидели директор МТV, продюсер «Фабрики звезд 6» Виктор Дробыш и музыкальный продюсер «Первого канала» Юрий Аксюта.

Я сел перед ними, и мне кто-то задает вопрос: «Творчество каких композиторов тебе нравится?» Я сначала назвал одно имя, а потом думаю, это же неудобно, тут же Дробыш сидит, надо бы и его назвать. Так, стоп, а он наверняка дружит с Меладзе, а я про Меладзе забыл… Так я всех, кого знал, перечислил. После чего спел. Но на «Фабрику» не прошел. Как мне потом сказал Эрнст: «Слишком хитрый ты, Ваня!»

– Ты сильно расстроился по этому поводу?

Ни в коем случае. Не пройдя на «Фабрику», я спас себя от долгих семилетних контрактов. Я вернулся в родной Славутич, окончил школу и поступил в Киевский театральный ин-ститут им. Карпенко-Карого
на экспериментальный курс бывшего генерального продюсера телеканала «1+1» Владимира Оселедчика. Правда, проучился там всего год.

– Неужели выгнали?

Нет! Просто случайно в фойе главного корпуса нашего института я нашел брошюрку, в которой молодых талантливых мальчиков приглашали на кастинг в поп-рок-группу для раскрутки по странам СНГ. Мне почему-то захотелось туда поехать. И я, в чем был, после пар, без фоно-граммы, мчу на кастинг.
Захожу, представляюсь. Меня просят спеть украинскую песню. А мне ничего в голову не приходит, кроме гимна Украины. Потом говорят исполнить что-то на русском – я им гимн России пою. Там, на кастинге, я увидел Аню Добрыдневу. Она сидела в кепочке, надвинутой на глаза, из-под которой оценивающе на всех смотрела.

– Выходит, ты Ане приглянулся?

Да, я ей понравился.

– Говорили, что у вас был роман…

Слышал. Но между нами ничего не было. Кстати, и с Васей Фроловой мы общаемся как друзья, не более. У меня есть девушка. Ее зовут Настя, она дизайнер. С ней мы познакомились еще в школе – мы одноклассники.
А теперь вот уже три с половиной года живем вместе в Киеве, арендуем квартиру.

­– Ну а перспективы у девушки есть?

Дело в том, что пока я живу перспективой только в музыке. Для меня на первом месте не любовь, не отношения, а моя карьера.

А Настенька очень часто делает себя целью моей жизни, и поэтому мы ссоримся. Возможно, это неправильно и несправедливо по отношению к ней, но я с детства стремился стать профессиональным и популярным певцом, и я уверен, что родился для этого.

– То есть о свадьбе говорить пока рано?

Сейчас мне точно не до этого. После ухода из «Пара Нормальных» я вплотную занимаюсь сольной карьерой. Сам сочиняю песни.

– Но отдыхать когда-то надо?

По выходным играю в футбол. Так разряжаюсь.
А в основном стараюсь как можно больше работать. Я полностью погрузился в творче-ство. Даже за рулем машины мне приходят в голову интересные мелодии. Чтобы не забыть их, записываю песни на телефон.
У меня сейчас новенький смартфон Samsung Galaxy S – кроме того, что связь отличная, там еще качественный диктофон и хороший микрофон.

А потом скидываю новую мелодию для обработки на компьютер. В моем Samsung’e есть встроенная функ-ция Allshare – она устанавливает беспроводное соединение, и я запросто пересылаю музыку, фото, видео между смартом и компом, даже телевизором или другой техникой. Главное, что качество – супер!

– И все же, Ваня, когда ты достигнешь своей цели, что дальше? Как представляешь жизнь поп-звезды, свою будущую семью?

Скорее всего, это будет жизнь как у Леонида Агутина и Анжелики Варум. Они очень красиво любят друг друга. Для меня это одна из идеальных пар в шоу-бизнесе.

– То есть ребенка на маму, куда-нибудь в Америку, а сам зарабатывать с женой деньги?
Ну почему же? Можно и ближе. На Киевское море, например,

в Вышгород, там моя мама живет. А сына, думаю, назову Иваном. Мне кажется, это счастливое имя.
Хотя все это пока только мечты.

АННА БОЖУК