Звезды
Читайте сейчас
Для Камерон Диаз возраст любви не помеха
0

«Я сейчас нахожусь в такой жизненной фазе, что меня переполняет любовь, и я готова отдавать ее всю, без остатка. И я наконец готова завести семью и детишек», — лучезарно улыбается актриса.

Камерон Диаз

— Камерон, вы необычайно позитивный человек. Многие актрисы переживают, когда переходят 40-летний рубеж, а вы и свой возраст воспринимаете с энтузиазмом…

— Да, я обожаю свой возраст! И чем старше становлюсь, тем больше себя люблю. И так всегда было. Когда мне было 20 лет, мечтала поскорее добраться до тридцати, а потом совсем не боялась того дня, когда стукнет сорок. Недавно меня один 22-летний парень спросил, сколько мне лет. Я ответила, а он мне: «И вам не страшно?» Тогда я ему говорю: «Нет, сынок, и тебе не советую бояться!» (Смеется.) Черт, да мы сами себя в угол загоняем этими возрастными страхами! А ведь с годами жизнь становится гораздо лучше, хотя бы потому, что освобождаешься от массы всяческих глупых предубеждений и условностей. Я вот чувствую себя намного сильнее, счастливее, более удовлетворенной своей жизнью, карьерой, всем, чего я достигла, способной на гораздо большее в профессии, чем, скажем, в 29 лет. Именно сейчас ощущаю себя гораздо красивее, чем в юности. И тело мне мое нравится гораздо больше.

— Вы по-прежнему придерживаетесь позиции, что не стоит увлекаться пластической хирургией?

— Меня это не интересует. Я ничего об этом не знаю и знать не хочу. В результате операции твое лицо перестает двигаться и вообще полностью меняется. Выглядит абсолютно неестественно. Так для чего же нужно менять свое привычное лицо на чужое, которое выглядит ненастоящим? Нет, это неправильно. С моей точки зрения. Ведь когда смотришь в зеркало и видишь там чужую физиономию — начинаешь вообще терять перспективу, перестаешь здраво и объективно мыслить. И процедуры следуют одна за другой, и остановиться невозможно, ну и в один прекрасный день… Нет, я лучше даже не буду об этом говорить.

Камерон Диаз

— Ну не все же так хорошо выглядят, как вы…

— Спасибо! Но ведь дело тут во внутреннем состоянии, в психологической установке — нужно быть уверенной в себе, не бояться, не жить под давлением страха, что тебя отвергнут, изымут из профессии и так далее. А я ничего особенного не делаю. Привыкла с давних пор ежедневно заниматься пилатесом и кардиотренировками. Ну и когда есть время, бегаю, плаваю, серфингом увлекаюсь, вы же, наверное, знаете — несколько раз нос себе ломала доской, но все равно без моря и волн жизнь свою не представляю.(Смеется.) Хотя и купила себе квартиру в Нью-Йорке. Стала, как у нас говорят, жительницей двух побережий. Никогда не думала, что смогу совершить такой подвиг, я же родилась в Калифорнии. Но в Лос-Анджелесе люди либо богаты и знамениты (за тем сюда и приехали), либо хотят быть рядом с богатыми и знаменитыми. И это как-то грустновато выглядит… В Нью-Йорке же все, по большому счету, равны, по крайней мере, у меня всегда складывается такое впечатление. И мне это очень нравится.

— Наверное, вам и в детстве легко жилось с таким характером — в отличие от многих актеров и актрис…

— Моя жизнь в целом была очень счастливой. Любимые родители, сестра, брат — у нас очень дружная семья, все друг друга любят и друг о друге заботятся. И так было всегда. Но вот школу я, честно говоря, терпеть не могла. Не в состоянии была усидеть на уроке и включиться в происходящее. Все время отвлекалась. Сейчас это называют дефицитом внимания или что-то в этом роде, в общем, какая-то болезнь. Но я во все эти штучки не верю. Просто некоторые дети могут воспринимать информацию одним путем, а другие — иначе. Вот и я не могла ничего усвоить, когда учитель передо мной стоял и рассказывал что-то. Мне нужно было самой принимать участие, проявлять активность, быть в процессе — тогда я прекрасно все понимала и усваивала. В 16 лет я уже работала моделью. Три месяца провела в Японии, работая по контракту, это время, пожалуй, и определило мой характер и дальнейшую жизнь. Я обнаружила главное — вокруг меня огромный мир, и нет смысла замыкаться в каком-то своем маленьком мирке, своем микрокосме. Возможно, поэтому мой путь в Голливуд, как принято это называть, не был мучительным или каким-то там ужасающе страшным.

Камерон Диаз

— В последние годы вы несколько раз играли роли матерей…

— Понимаю, что вы хотите спросить. Я никогда не говорила, что категорически отрицаю брак. А тем более — что не хочу детей. И сейчас не говорю. И не скажу никогда. (Смеется.) Просто я стопроцентно верю в судьбу — что должно быть, то непременно случится. Я живу с этой верой. Все, что происходит, происходит не случайно. Лично мне так даже проще — плыть по течению. Конечно, это не значит, что я совсем неамбициозна и не стремлюсь ни к чему. Но считаю бессмысленным вступать в борьбу, воевать за что-то или кого-то. Да и потом, при подобном отношении жить гораздо интереснее! Не загадываешь ничего и получаешь сюрпризы, жизнь превращается в одно сплошное приключение! (Смеется.) С детьми я прекрасно умею ладить. Слава богу, у моей сестры их четверо. И я всегда присутствовала при родах. Трижды она сама рожала, а один раз сестре делали кесарево сечение. И все на моих глазах. Так что я в курсе всего. Иногда думаю, что совершенно необязательно рожать самой. Все эти вопросы плоти и крови мне не кажутся такими уж принципиальными. Хотя я вполне могу родить и сама — я здорова и полна сил. Раньше я думала, что для ребенка все-таки очень важно иметь полноценную семью — какая у меня была всегда. Важно знать, от кого хочешь родить — ведь это узы на всю жизнь. Но сейчас мои взгляды поменялись. Могу и усыновить ребенка, и может быть, именно так и поступлю.

— Ну а какие вам мужчины нравятся? (У Камерон было множество романов — с Джаредом Лето, Мэттом Диллоном, Джастином Тимберлейком и звездой американского бейсбола Алексом Родригесом)

— Уверенные в себе и в том, чем они заняты по жизни. Хотя, по большому счету, у меня нет этакого длинного списка предубеждений, который я достаю всякий раз, как с кем-то иду на свидание. Я начала встречаться с парнями в 16 лет. Я в этом смысле очень полагаюсь на инстинкт. Что-то типа: «Возьми меня на руки, перекинь через плечо и отнеси в свое жилище! Ты же мужчина, а я — женщина!» (Смеется.) Я очень люблю мужчин и не скрываю этой любви. Я же настоящая женщина, черт возьми! (Смеется.) А еще мне нравится знакомить разных людей — это так здорово. Но если я кого-то невзлюблю, никогда не стану скрывать. Не буду притворяться. Потому что я не боюсь того, что обо мне скажут или подумают, не боюсь не понравиться. Но когда у меня роман, я очень лояльна к своему любимому. Предана ему и верна, готова помогать и поддерживать. Да, я умею быть очень хорошей подругой жизни, на самом-то деле.

— Но это правда, что вы переживали разрыв с Джастином Тимберлейком? Вы же лет пять вместе были…

— Пожалуй, да. После этого я целый год ни с кем не встречалась. И это было мое сознательное решение. Мне захотелось побыть одной… Но мы с Джастином остались друзьями. Он — талантливый, веселый и остроумный. И всегда таким будет, я уверена. Никто не верил, что мы сможем вместе работать в одном фильме, уже после расставания. Но мы же взрослые люди, почему нет? И мы с Джастином отлично провели время на съемках «Очень плохой училки». Насмеялись вволю… (Улыбается.)

Камерон тяжело перенесла разрыв с Джастином Тимберлейком

Камерон тяжело перенесла разрыв с Джастином Тимберлейком

— В последнем фильме «Гамбит» по сценарию братьев Коэнов вы играете с Колином Фертом. Играете такую прожженную мошенницу, королеву родео родом из Техаса, помогающую своему партнеру продать фальшивую картину Моне…

— Пришлось съездить в Техас и пообщаться с тамошними ребятами. Я там себе и одежду приглядела: шляпу, ремень с пряжкой, джинсы — все настоящее, ковбойское. И тренировалась немного. Лассо не кидала, но правильно набрасывать веревку, чтобы связать ноги теленку, меня научили. (Смеется.) Здорово было. Это настоящая Америка, без глупостей. И не побывать в этих местах, не ощутить дух здешних людей — значит, многое упустить в опыте американской жизни, не до конца ее понимать. Потому что там все такое живое, настоящее, аж дух захватывает.

— А что скажете о своем партнере Колине Ферте?

— Ну что сказать… «Оскар», конечно, сильно изменил его карьеру (имеется в виду «Оскар», который британский актер получил в прошлом году за роль в фильме «Король говорит!»). Теперь его постоянно приглашает на свои приемы королева. Во время съемок ему не раз приходилось все бросать и мчаться на королевский обед! А я его столько раз приглашала, но нет, бесполезно — весь ежедневник Колина расписан теперь на годы вперед! (Смеется.)

— Могли бы одним словом определить свою жизненную позицию или философию, как угодно?..

— Да. Мой ключ к счастью — благодарность. Всегда быть признательной всем и своей судьбе за то, что мне дано. Мы живем в ужасно неблагодарном обществе, как мне кажется. Только потеряв что-то, люди начинают ценить это по-настоящему. Не понимаю, как некоторые могут говорить: «В колледже прошли лучшие годы моей жизни». Или что-то подобное. Да нет же! Сейчас, сию минуту я проживаю самый лучший момент своей жизни! И следующий будет точно такой! Вот когда это понимаешь, значит, стала мудрой, научилась жить. И при чем тут старение, морщины и все эти страхи по поводу каких-то цифр?!