Эдмунд Шклярский: “Я не знаю, почему на нас ходят зрители”

Одна из самых заслуженных отечественных рок-команд «Пикник» открывает очередной сезон, и готовится представить зрителям новую концертную программу “Мракобесие и джаз”, которая стартует в двадцатых числах сентября. А пока суть да дело, «Пикник» выступает с концертами в городах Подмосковья. Корреспондентам NEWSmusic удалось встретиться с лидером группы Эдмундом Шклярским, и задать ему несколько вопросов.

– Полагаю, о новой программе Вас расспрашивать бесполезно, скоро зрители сами все увидят?

– Сначала должны мы еще увидеть… Потому что в зависимости от того, что мы увидим, будут какие-то коррективы. В музыкальном плане она только начинается. У нас много всяких механических предметов – все, что не упадет на сцене ни на нас, ни на зрителей, что остается, то и повезем с собой. Потому что одно дело сыграть, а другое – чтобы все это прижилось на сцене.

Одно дело сыграть, а другое – чтобы все это прижилось на сцене…

– Похоже, альбомы, в том числе, можно классифицировать и по тому, насколько песни с них “приживаются” в качестве концертных. Вот рекордсменом в этом отношении наверно, можно считать “Иероглиф”, “Королевство кривых”…

– Есть альбомы, которые мы вообще не играли. Это другая жизнь песен. Много мы играем, например, если в процентном содержании, из «Харакири». Так уж получилось, специально это не делалось – его и на сцене легко играть, а бывает противоположное существование – слушать песню легко, а играть ее невозможно.

– А как бы Вы оценили с этой точки зрения альбом «Мракобесие и джаз», на основе которого составлена новая программа?

– Так нам его еще оценивать. Целый год будем оценивать.

– Изобретенные инструменты – Ваше ноу-хау, никто, кажется, из российских музыкантов этим не занимается. А какова методика? Вам необходим для аранжировки какой-то эффект или звучание, которого невозможно добиться, и тогда приходится что-то специально конструировать, или наоборот – ищете, где применить готовую конструкцию?

– Первый инструмент у нас была так называемая Живая Виолончель. И поскольку она дала свои плоды в плане концертного действа, то мы потом придумали новоегипетский инструмент и световой. Наиболее сложная судьба у Арфы. Играть на ней тоже несложно, но пока наиболее распространенные – вот эти три инструмента.

– В этом сезоне нас ожидает возвращение Живой Виолончели?

– Нет, в этом сезоне Живой Виолончели не будет, мы ее как раз оживляли в предыдущем. Поэтому сейчас мы с некоторыми песнями расстаемся, к сожалению. На время, по крайней мере.

– «Пикник» отличается от большинства отечественных групп изобретательными, филигранными аранжировками. Поэтому нельзя не радоваться, когда на сцене, например, Ирина Сорокина – скрипка придает особенное звучание. Возможно ли появление еще каких-нибудь инструментов, которые уже использовались, например? Вот раньше, например, был саксофон, гонг, ситар…

– Дело в том, что у нас было уже три гонга, они все теряются. Наверно, сейчас мы сделаем четвертый – он, собственно говоря, для песни «Иероглиф» предназначен, не более и не менее. То есть не декоративный элемент. В планах его восстановление. А саксофон – Могилевский же у нас играл в Москве, в Киеве и в Питере. То есть это зависит опять же от программы. Допустим, если мы будем играть песни с альбома «Иероглиф», в песне «Телефон» без саксофона никак не обойтись.

– Я посмотрела Ваше видео, недавно вышедшее, концерт 1988 года – бросается в глаза, насколько отличаются те зрители от нынешних. У них на лицах написано, что происходящее на сцене – не развлечение, а нечто жизненно важное. На Ваш взгляд, возможно ли сегодня или в будущем подобное воздействие музыки?..

– Это глубокое проникновение в души людей, а зрители попадались как тогда самые разнообразные, так и сейчас. И что его приводит на концерт – это вопрос, который лучше не задавать ни себе, ни ему. На каком основании он покупает билет… видно, есть какие-то позывы, которые им движут. Но этот вопрос мы стараемся не анализировать, не глядя ни в лица, ни глубже…

– Если уж речь о ностальгических видео… Насколько я знаю, в конце 80-х был снят клип “Иероглиф”. Народная молва упорно считает, что где-то он по сей день существует…

– Ну, где-то наверно он существует. Тогда еще был такой формат как «кадр», и при передаче на самолет, по-моему, в город Алма-Ату он где-то потерялся. Кто-то его дальше не передал. Видимо, коробка показалась человеку слишком тяжелой, и он решил ее в самолете и оставить.

– Так что клип утерян для общественности?

– Где-то, может быть… Мы же нашли переписанный на VHS с «Утренней почты» «Праздник». Еще какие-то чудесные иногда всплывают вещи. А этот – мы задавали вопрос на тех каналах, где его показывали, но пока ничего не нашли.

– У вас есть ряд замечательных инструментальных вещей, которые разбросаны по разным альбомам. Не планируете выпустить целиком инструментальный альбом?

– Это погубить себя и слушателя. Инструментальная музыка – она все же такая… Выпустить целый альбом, это то же самое, что выпустить альбом целиком из песен «русских народных», скажем. Даже «русские народные», это может быть понято как-то…

…Как проект.

– Да, а вот инструментальная музыка может навести на какие-то нехорошие размышления.

Инструментальная музыка может навести на какие-то нехорошие размышления

– А что для Вас первично – сочиняется музыка, с тем, чтобы потом положить на нее текст, или, наоборот, чаще сперва появляются строки, который затем «одеваются» в мелодию?

– Это пошлый ответ будет, но есть золотая середина. Когда ни тому больше, ни другому. Другое дело, как этого добиться. Если это удается, значит, песня ложится и на слух, и ее не противно слушать в плане текста. Как правило, все равно притираются два слагаемых. Поэтому, скажем, написание на чужой текст маловероятно. По той причине, что некоторые слова – или их не хватает, или они лишние. А с чужими словами обращаться варварским методом невозможно – это свои можно заменить… Поэтому это, так скажем, притирка механизмов. Один механизм словесный, а второй – музыкальный.

– Сотрудничество «Пикника» с “важнейшим из искусств” сиречь кино продолжилось сериалом “Закон мышеловки”. Саундтрек получился яркий, запоминающийся. Планируется ли его выпуск отдельным диском?

– Это то же самое, что с инструментальной музыкой. Напугать слушателя (улыбается). Если говорить о саундтреках, то некоторые фрагменты звучат в выступлениях, на концерте. Можно прийти с магнитофоном и записать. Это более безболезненный вариант.

– Вы отличаетесь тем, что на любой площадке работаете одинаково добросовестно. А какой формат ближе, комфортнее – клубная сцена, зал, или, например, фестиваль, open-air?

– Площадка, которая привычнее – зал ДК, где есть куда поставить декорации. Выступая на других площадках, у нас есть какое-то ощущение, что мы чего-то не додаем. На самом деле так и есть, потому что когда ты выступаешь пусть и с тем же антуражем, но при белом свете на фестивале, уже другое ощущение. Поэтому самый комфортный зал для нас и для зрителя, наверное – замкнутое пространство.

– 28 июля, когда Вы выступали в московском клубе, в Питере как раз шел концерт Rolling Stones. Не жалеете, что работа помешала побывать?

– Так мы не первый раз жалеем. У нас все время какие-то нехорошие совпадения, что мы не можем попасть ни на Маккартни, ни на Rolling Stones. Придется ехать к ним в гости.

– У Вас плотный гастрольный график, география широка – не только Россия, но и СНГ. Успеваете ли видеть и запоминать города, в которых бываете?

– А как их не запомнить. Все города записаны в телефоны и записные книжки, и каждый обладает чем-то своим.

– Читаете ли Вы отзывы на концерты и альбомы в прессе, следите ли за критикой?

– Может, не мгновенно, но так или иначе… Другое дело, что интернет, как радио и телевидение, обладает тем свойством, что человеку иногда важно просто себя услышать, показать, что он существует. Поэтому есть определенный минус в публичности. Вот если бы он сам для себя высказывался, в тетрадке это была бы другая история, а если публично произносится свое мнение, то с оглядкой на то, что на это смотрят. То есть уже получается такой трансформированный рассказ.

– По официальной информации, готовится некий литературный труд, посвященный группе. Расскажите, пожалуйста.

– Была одна книга, а теперь издатели просят, чтобы появилось продолжение немного в другой форме, посвященное концертной жизни разных времен, с фотографиями. Так что сейчас мы покупаем чужие книги подобного плана, чтобы поглядеть, как они борются с этой задачей.

Вероника ШАРОВА, для
Фото – Светлана МАЛЬЦЕВА, Foto.NEWSmusic.ru

TVCenter.ru
Добавить комментарий