Игорь Крутой: «Мы не платили Пугачевой миллион долларов. Но это не значит, что она не заслуживает таких денег»

– Недавно состоялась сделка по продаже 75% акций подконтрольного “АРСу” телеканала “Муз-ТВ”. Чем она была обусловлена?
– Во-первых, мне хотелось найти действительно сильного партнера (три четверти акций “Муз-ТВ” приобрел магнат Алишер Усманов. — “Известия”) и совершенную сделку считаю шагом вперед. При этом, замечу, что менеджмент канала не меняется. Во-вторых, я верю в перспективу данного бизнеса и потому сохранил у себя 25% акций. А если уж говорить совсем объективно и глобально, мне, конечно, надоела та, известная всем, война, что несколько лет происходила между “АРСом” и “Первым каналом”.

Она оставляла все меньше и меньше времени для творчества. Например, последние четыре-пять месяцев оппоненты окружили меня очень плотно. Мне делали конкретные предложения и вынуждали к тому, чтобы “Муз-ТВ” так или иначе перешло под их контроль. Этого я допустить не мог. Нет такой суммы, за которую я согласился бы на подобное развитие событий.

– Поскольку теперь три четверти акций “Муз-ТВ” сосредоточено у Алишера Усманова, политику канала станет определять он?
– Он, конечно, основной акционер. Но речи о каком-то самоуправстве, резких движениях нет. Как раз от Усманова исходила инициатива, чтобы я остался в числе акционеров. По нашим встречам, тем вопросам и комментариям, которые он произносит, я понимаю, что это человек большого бизнеса, ценящий профессиональных менеджеров, которые руководят его активами, и, кстати, хорошо разбирающийся в музыке.

– Но какие-то пожелания по изменению стилистики канала он вам высказывал?
– Нет. Тем не менее, мне кажется, что телевизионные каналы потихоньку становятся у нас крупным бизнесом. Не таким, конечно, как различные сырьевые отрасли, но все-таки тоже достаточно серьезной коммерческой сферой. И для их развития нужны принципиально иные финансовые вливания, другое качество управленческой работы. В обсуждениях с нашими партнерами мы поняли, что уже достигли апогея своих возможностей, и появление серьезного инвестора стало необходимо. Это полюбовная сделка. То, что произошло, на сегодняшний день меня вполне устраивает. Если меня это перестанет устраивать, я просто продам свой пакет акций и уйду.

– Когда обсуждалась продажа акций “Муз-ТВ”, звучало и такое предположение: Крутой хочет постепенно удаляться из России?
– Наоборот. Я собираюсь перевезти семью в Москву. Наше пребывание во Франции — просто отдых, а дом в Америке останется для эпизодических приездов. Но большую часть времени мы будем в Москве. Моя старшая дочь Вика поступила в Московский университет, сын Коля работает в столице и 22 сентября женится, так что, возможно, я дедушкой скоро стану, к чему уже морально готов (я, правда, и отцом еще раз готов стать). И младшая дочь, Сашка, тоже будет с нами в Москве.

– Многим показалось, что прошедшие в атмосфере по крайней мере внешнего единения нашего шоу-бизнеса недавняя церемония премии “Муз-ТВ” да и “Новая волна-2007” стали в некотором смысле вашими шагами к примирению с оппонентами. Артисты больше не мечутся меж двух “лагерей”, все друг с другом общаются и участвуют в любых проектах?
– С моей стороны нет никаких шагов к примирению. Однако у меня могут быть непростые отношения, например, с Иосифом Пригожиным, но это не значит, что на “Новой волне” не должна петь или сидеть в жюри конкурса популярная, профессиональная артистка Валерия. Я должен быть выше субъективизма.

То, что со мной конфликтует “Первый канал”, не означает, что на премии “Муз-ТВ” не должна появляться группа “Серебро”, занявшая третье место на “Евровидении”. Не “АРС” в свое время делил артистов на своих и не своих. Возможно, то, о чем вы говорите, ход к примирению со стороны моих оппонентов? Что ж, пусть будет хотя бы видимый мир и вся эта конфликтная история не касается, по крайней мере, артистов. Поскольку я считаю, что данный конфликт серьезно отразился на развитии нашей популярной музыки и музыкальном рынке.

– Как вы восприняли ситуацию вокруг Верки Сердючки, которая регулярно участвовала в “Новой волне” и была заявлена в программе нынешнего конкурса, но ее выход пришлось отменить?
– Мне очень несимпатична эта ситуация. Даже в гражданскую войну между всеми многочисленными воевавшими сторонами существовал закон — музыкантов и проституток не трогать. Сердючку я, естественно, причисляю к первой категории. Я знаю, как все происходило с решением о бойкоте Данилко на российских каналах, знаю, от кого и почему это пошло. Знаю больше, чем мне надо знать, и как все будет развиваться в дальнейшем. Сердючка традиционно вела на “Новой волне” концерт членов жюри, но в этот раз пришлось отказаться от ее услуг, так как я понимал: из эфира это все равно вырежут.

– С телеканалом “Россия” у вас налажены достаточно конструктивные отношения, как думаете, почему?
– Предлагаемые нами проекты имеют хороший рейтинг.

– Вы не планируете в дальнейшем как-то изменить формат “Новой волны”, сместить его, предположим, от конкурсной к фестивальной ориентации?
– Нет, конкурс должен оставаться основным событием. Все, что около него, второстепенно. Другое дело, что пока для подогревания интереса к конкурсу нам нужно проводить “разогрев” с участием звезд.

При этом появление на “Волне” таких исполнителей, как Энрике Иглесиас, Майкл Болтон, Стиви Уандер, Дмитрий Хворостовский, — это еще и выход проекта на качественно новый уровень. То, что в этом году “Новую волну” транслировали не только на постсоветском пространстве, но и в Греции, Словакии, а сейчас ведутся переговоры о показах следующей “Новой волны” с Польшей, Германией, — тоже шаги вперед. Мы не идем на Европу агрессивно, но хотим, чтобы конкурс показывали как можно в большем количестве стран. Это не только хороший шанс для конкурсантов обратить на себя внимание в Европе, но и возможность для нашей популярной музыки показаться за рубежом.

– Вы ежегодно привозите в Юрмалу крупнокалиберных западных звезд буквально ради двух-трех песен. Почему вы не договариваетесь с ними о полноценных сольных концертах в рамках “Новой волны”?
– Есть определенные рамки телеформата. Хотя со временем, наверное, можно подумать о проведении какого-нибудь одного сольника на “Новой волне” как эксклюзивного события. В конце концов, пришли же мы к творческим вечерам в рамках конкурса.

– С Уандером было сложно договориться?
– Несложно. Просто переговоры начались поздно, и все определилось практически в последний момент.

– Действительно ли гонорар Пугачевой за участие в “Новой волне-2007” составил порядка миллиона долларов, как заявляли некоторые СМИ?
– Это чушь. Ее гонорар ровно столько, сколько стоит ее концерт. Это не значит, что Алла недостойна миллиона долларов, но существуют реалии бизнеса.

– На чем сконцентрируется “АРС” в ближайшем будущем?
– Надо серьезно заниматься “Новой волной”, поскольку очевидно, что масштаб конкурса растет. Это уже не просто тусовка или большая встреча музыкантов. Обычно мы начинали готовить очередную “Волну” сразу после Нового года, но в этот раз, думаю, приступим к подготовке уже осенью. Я также вижу пути усиления всех трех наших радиостанций: “Love радио”, “М-радио” и “Радио Дача”. Там еще не все ресурсы использованы. Как держать на уровне “Муз-ТВ” в условиях конкуренции с MTV, которое ничего с нашим рейтингом поделать не может при всех своих возможностях, я тоже понимаю. В общем, заниматься есть чем.

– При вашей давней дружбе с Аллой Борисовной как же так получилось, что “Радио Алла” она открыла с другими партнерами?
– Лет пять—шесть назад у меня были мысли по этому поводу и я даже сделал тогда деловое предложение Алле Борисовне. Но у нее подход такой: бизнес нельзя делать с друзьями. Наверное, она права. Может это и позволяет нам сохранять теплые отношения.

– Вы предлагали Пугачевой именно такой формат, в котором сейчас работает “Радио Алла”?
– Да. Ее любимые песни. Я даже представлял, на какой частоте эта радиостанция должна вещать. Тогда не сложилось. А сейчас ее новые партнеры скопировали плей-лист “Радио Дача” и сделали “Радио Алла”. Они не оригинальны и не впервые так поступают.

– Помнится, вы говорили о некотором своем творческом кризисе в связи с различными обстоятельствами. Сейчас музыка пишется?
– Да, я заканчиваю свой третий инструментальный альбом и занимаюсь еще одним проектом, который, надеюсь, станет для публики сюрпризом. Планирую завершить его к Новому году, но пока это секрет.

– Речь о сотрудничестве с кем-то из популярных исполнителей?
– С очень известным нашим певцом, живущим не в России. Программа будет на итальянском языке. (Секрет Игоря Яковлевича в недавнем интервью нашей газете уже выдал Дмитрий Хворостовский. “Известный артист”, это именно о нем. — “Известия”).

– По-моему, попытки российских эстрадных музыкантов создать что-то в инструментальном жанре не воспринимаются массовым зрителем так, как того хотелось бы самим музыкантам? Скажем, недавняя “Пианомания” Дмитрия Маликова при тотальной рекламе все-таки осталась сравнительно локальным событием?
– Не знаю. Думаю, если я объявлю 2—3 своих концерта в Кремле и на афишах напишут “инструментальная музыка”, — будут аншлаги. Даже уверен в этом.

– Традиция празднования вашего дня рождения в рамках “Новой волны” — вещь для вас скорее протокольная, дипломатическая или действительно ежегодно вы испытываете искреннее желание собрать как можно больше своих друзей и знакомых и отметить личный праздник?
– Вообще, я люблю отмечать дни рождения. Не только свои, но и моих детей и жены.

– В самые напряженные для вас годы вы не рассматривали это мероприятие как определенный тест: мол, посмотрим, приедет ко мне сейчас такой-то вот мой товарищ или под благовидным предлогом откажется?
– Я не рассматривал. Но другие рассматривали. Звонили, расспрашивали, кто на сей раз приехал. Оппоненты мои интересовались.

– Кто-то из друзей говорил вам потом: вот Игорь побывал у тебя на празднике, и это мне аукнулось в дальнейшем?
– Мелькали такие признания. Я помню, когда Ваня Ургант ходил расстроенный, без работы, я ему сказал, а ты озвучь где-нибудь, что я тебя пригласил в Юрмалу, у тебя сразу проект появится. И вот человек сейчас востребован, много работает на Первом канале. Леня Агутин пришел однажды с альбомом, записанным с Ал Ди Меолой, на один известный рекорд-лэйбл, сказал: “Не возьмете — отдам Крутому”. Тут же взяли. Хотя проект был не в стилистике репертуара этого лэйбла.

– Кстати, о звукозаписывающем бизнесе. Как ныне поживает “АРС Рекордз”?
– Поживает, но я не считаю, что он идет в ногу со временем. На Западе эта отрасль ушла далеко вперед, а у нас нет настоящих, одержимых менеджеров в данной сфере.

– Впереди у россиян большая предвыборная кампания, не планируете к ней как-то присоединиться?
– Нет. 11 лет назад “АРС” активно участвовал в туре “Голосуй, или проиграешь”, но сейчас мы вне политики. Тем более, я не думаю, что на предстоящих выборах будут необходимы какие-то агитационные поездки артистов по России. Все идет своим чередом.

«Известия».

Оставить комментарий

TVCenter.ru
Добавить комментарий