Надо уберечь телезрителя от убийства в прямом эфире

Ставшая печально известной видеозапись казни (реальной или сфабрикованной, устанавливает следствие) двух человек, получившей условное название `казнь гастарбайтеров`, находится под пристальным вниманием следствия (см. Российская газета`, N 178 от 16 августа 2007 г).

Пока следователи устанавливают круг лиц, причастных к ее созданию, установленным можно считать тот факт, что подобные преступления делаются в расчете на медиаэффект и включают его в свой состав. Насилие как медиаэффект мы обсуждаем с известным аналитиком, редактором журнала `Искусство кино` Даниилом Дондуреем.

– Год назад я сделал предсказание: если все на нашем телевидении будет без перемен еще года два – все закончится убийством в прямом эфире. Не знаю, будет ли оно инспирированным, или кто-то проведет уникальную телесъемку, или кто-то продаст свою жизнь за деньги, но это случится. И сюжет с казнью гастарбайтеров, смонтированный или реальный, – шаг к этому. Тенденция негативной селекции ведет к такому. Сегодня у нас на экране существует около 70 еженедельных (иногда повторяющихся до 20 раз в неделю) передач с максимальной демонстрацией насилия – `Вести. Дежурная часть`, `Петровка, 38`, `Криминальная Россия`, `Чистосердечное признание`, `Честный детектив`.

За эти годы они настолько приучили жителей быть терпимыми к рядовому избиению, что когда в передаче `Профессия – репортер`, рассказывающей о социальных язвах с максимальной степенью шока, сутенеры бьют принуждаемую к проституции девушку из провинции, готовя ее на невольничий рынок за границу, наш сверхадаптированный к насилию зритель не реагирует. Он это все видел – на прошлой неделе и на позапрошлой. А чтобы люди эмоционально откликнулись на насилие, надо увеличить его степень. Если подобная эскалация насилия удержится, когда-нибудь потребуется сверхдоза – `убийство в прямом эфире`.

За показом таких сюжетов не скрывается гражданское возмущение. Люди, которые выпускают их в эфир, не интересуются проблемами жизни и смерти гастарбайтеров и тем, как остановить процессы показательных или запугивающих убийств. Их интересует только максимальный рейтинг и следующий за ним `распил` рекламных денег небольшой группой менеджеров.

– Своего рода рейтинг шока?

– Рейтинг шока – самое дорогое блюдо. У нас их два на ТВ – скандал из жизни звезд и шок от насилия. А если поженить первый сюжет на втором, будет супер-шок, суперрейтинг.

– Вы верите в случайность попадания таких сюжетов в публичное пространство?

– Мало кто верит, что видеосюжеты такой психологической действенности случайно попадают на экран. Шоковый градус таких сообщений способен отвлечь внимание от других событий – от возмутительного увеличения штрафов ГИБДД до традиционных драматических сюжетов августа. Медиа – мощный инструмент настройки общественного сознания. Телевидением можно пользоваться как мировоззренческой доктриной, привлечь внимание к одной проблеме, отвлечь от другой. При этом обратите внимание, что мы не снимаем нормальных сериалов о жизни гастарбайтеров, не проговариваем на достойном уровне острых проблем времени. Между тем количество грузин в Москве сопоставимо с населением Грузии, а татары – вторая по численности национальность столицы. Мы когда-нибудь это обсуждали в серьезных телепрограммах? Какие-то кампанейские сюжеты возникают, но политики нет.

Елена Яковлева

Оставить комментарий

TVCenter.ru
Добавить комментарий