Табриз Шахиди: «Диски Соловьёва не принесли большого дохода!»

•Табриз Шахиди: “Нам не нужны скандалы. Я собираю только правдивую информацию о своих героях…”Он – профессионал. Он – личность. И прекрасный семьянин. А что еще надо, чтобы состояться в жизни? Знакомьтесь: продюсер, владелец и генеральный директор компании «Империя Музыки» Табриз Шахиди.

 

Сын композитора Толибхона Шахиди, он, казалось бы, должен был стать сочинителем музыки или пианистом. Но судьба распорядилась иначе. Окончив музыкальное училище при Московской консерватории и Высшую академию музыки в Вене, Табриз пришел в мир… шоу-бизнеса. Вовсе не блистать на сценах – а чтобы разрушать стереотипы. Есть в нем такая жилка. Во главу угла он ставит профессионализм артиста и его отношение к делу.

Шахиди увлечен раскруткой музыкальных проектов популярного телеведущего и писателя Владимира Соловьева, самого востребованного русского пианиста Дениса Мацуева, блистательной пианистки Екатерины Мечетиной, талантливой фьюжн-роковой певицы Лины Милович, телеведущей и актрисы Авроры, джаз-фанк-проекта OUTLOUD, лучших белорусских поп-рокеров J:Морс. Мы попросили известного продюсера ответить на вопросы журнала MillionaireInternational.

 

 

КМ.ру: Табриз, наблюдаете ли вы за своими артистами со стороны? Читаете желтую прессу?

 

– Специально − никогда. Желтая пресса может писать плохо о ком угодно, даже о Соловьеве. Но и с ним, и с Мацуевым, и с Авророй я работаю прежде всего потому, что они профессионалы. Нам не нужны скандалы. Я собираю только правдивую информацию о своих героях и никогда не буду распространять новость, которая заведомо ложная или кого-то провоцирует. Это моя технология работы.

Естественно, регулярно хожу на концерты и выступления. Вы бывали на творческих вечерах Владимира Соловьева? Сходите: вы увидите его с непривычной стороны. Или взять Дениса Мацуева. Как он играет Рахманинова и Листа! Мало кто сегодня сравнится с ним в яркости, виртуозности и музыкальности. Кстати, западную прессу никогда не завоюешь желтизной. Они ценят только профессионализм, а не то, в каких часах или перчатках та или иная звезда появилась на очередной гламурной вечеринке.

 

КМ.ру: Я слышала, что Владимир Соловьев записал музыкальный диск…

– Кстати, уже второй. Я являюсь продюсером обоих его альбомов. Но эти диски не коммерческие, они скорее для себя и друзей. Но, несмотря на это, мы продали по 5 тысяч экземпляров каждого альбома. В наше время расцвета интернет-технологий и пиратства это, поверьте, очень много.

 

КМ.ру: А в каком стиле эти пластинки?

 

– Актерское пение. Для меня очень важно было донести до слушателя музыкальность Владимира Соловьева, его вокальные данные, которым, кстати, могут позавидовать как минимум половина артистов нашей эстрады. Другое дело, мы не занимаемся тюнингом. Как поем, так и записываем и выпускаем. Мы делаем то, что нам нравится, и главное − качественно, с лучшими музыкантами.

КМ.ру: Вы считаете, это правильный пиар – заниматься чем-то новым, кардинально отличающимся от привычной деятельности?

– Слово «пиар» в нашей стране прижилось не совсем нормально. Точнее назвать это «промоушен». Но никаким промо-ходом для нас, а тем более для Соловьева это не является. И зачем, когда у человека такое огромное количество эфиров на радио и ТВ? Диски Соловьева, повторяю, не принесли большого дохода. Когда вы хотите отдохнуть, то тратите деньги, правильно? Здесь то же самое.

 

КМ.ру: Расскажите про Аврору. Она тоже будет петь?

– Зачем? У нее нет вокальных данных. Это может быть максимум дуэт. Но она прекрасная ведущая различных мероприятий, концертов. У нее хорошие рейтинги. А еще в Авроре есть потенциал актрисы. У меня на нее в этом смысле большие планы. Проектов предлагают много. Но пока это второстепенные роли, не хотелось бы начинать с них. Недавно поступило хорошее предложение от актера и продюсера Андрея Соколова.

 

КМ.ру: Вы занимаетесь также продюсированием группы OutLoud. Как началась эта история?

– Одна из солисток написала письмо. Очень необычное – красивое, конкретное, нестандартное. И я понял: они – профи. А для начала работы мне больше ничего не надо. Группа OutLoud – это очаровательные, умные и тонко чувствующие природу джаза и фанка вокалистки Ольга Френкель, Снежина Кулова и Ольга Маковецкая. Девушки знают: главное на сцене то, КАК они поют. Их слышали Макаревич, Маргулис, Матецкий. И были в восторге. Но творчески развиваться эти певицы будут сами. Тут я им не помощник. Главное, чтобы мне за них не было стыдно.

 

КМ.ру: А другая ваша группа – J:МОРС?

– Это очень сильная команда. Их козырь – хорошие тексты и нестандартные для современной поп-сцены музыкальные идеи. Они стабильные, взрослые ребята и тоже знают правила игры в шоу-бизнесе. Можно вложить много денег, сделать звезду за год, но сколько она продержится и будет ли интересна публике? J:МОРС – это большие артисты с высоким уровнем вкуса и самообразования.

 

КМ.ру: Шоу-бизнес держится на китах. Вкладываешь деньги – получаешь результат. Какая у вас схема работы?

– Подписываем контракт или нет, самое важное – доверие. Без него не может быть никаких отношений. Далее пишем материал, предлагаем радиостанциям. Медленно, но верно продвигаем артиста. Конечно, без телевидения, без денег никуда не денешься. Но у нас все скромнее, чем на той же «Фабрике звезд». Там колоссальный бизнес, расчет. Однако у «фабричных» клонов, как правило, даже близко нет тех природных и профессиональных данных, которые для меня важны.

 

КМ.ру: А если у человека есть данные, где ему найти хороших композиторов, поэтов?

– Надо верить в себя, развиваться, и все получится. Однако люди, как правило, не могут адекватно оценивать свои возможности. Они думают: если собрали команду в подвале, то уже готовы к большой сцене. Это большое заблуждение. Надо ставить для себя высочайшую планку. Нужны люди, которые будут правильно тебя позиционировать, грамотно вкладывать деньги. Тогда и талантливые авторы появятся, и песни. Но никто из продюсеров не может гарантировать, что человек станет звездой. Известным можно сделать любого, а вот звездой − нет. Звезда – это всегда оригинальный продукт.

 

КМ.ру: Вы знакомы с западной схемой продюсирования?

– Собственно, я ее вам и излагаю. Там все завязано на артисте. Именно он вершина музыкального айсберга. Посмотрите, как здорово поет сейчас Агилера! Она сильно выросла за последнее время. То же самое произошло с Кристиной Орбакайте. Еще три-четыре года назад она была намного слабее. То есть настоящий артист всегда увеличивает свой потенциал. Будь то у нас или на Западе. Как бы ни был хорош продюсер, не он в итоге делает настоящего артиста. Прекрасный тому пример – Земфира. Продюсер – это человек, который лишь помогает музыканту в реализации каких-то идей, администрирует проекты. Он не может создать продукт из ничего. Я, например, никогда не называл себя «создателем» того или иного своего проекта.

 

КМ.ру: Империя Музыки − это еще и концертный бизнес?

– Концертный бизнес в нашей компании − это одно из важных направлений, которое и приносит основной доход. Мы являемся крупным букинг-агентством, проводим много мероприятий «под ключ», консультируем по любым вопросам организации и проведения праздников и публичных концертов. Недавно открыли представительство в Казахстане. Планируем открыть офисы в Беларуси и на Украине. Больше всего концертов проводим на территориях наших добрых соседей.

 

КМ.ру: Сменим тему, Табриз. Поговорим о ваших истоках.

– В жизни любого человека родители – начало начал. Увы, многие в России не понимают этого. Они уходят в самостоятельное плавание и очень редко прислушиваются к советам близких, редко общаются с ними. Первое для человека – это родители, второе – его дети. Эти традиции из поколения в поколение передаются в странах Востока. Но хотелось бы, чтобы они стали общечеловеческими.

 

КМ.ру: Однако Запад зачастую диктует нам другие принципы. Что это – разница менталитетов?

– На Западе люди долго не рожают детей. Они хотят жить своей жизнью – и чем дольше, тем лучше. Но не понимают: к 40 годам, когда они якобы зреют, чтобы произвести потомство, у них уже нет своих родителей или они слишком пожилые, чтобы оказывать поддержку в воспитании внуков. И когда американские друзья говорят мне: «Вам хорошо, у вас есть бабушки и дедушки, а нам кто будет помогать?» – я отвечаю: «О детях надо думать чуть раньше».

 

КМ.ру: К сожалению, в России такая тенденция тоже начинает развиваться…

– Это плохо. А ведь можно и детей рожать, и бизнес делать, и отдыхать роскошно! Смотрите-ка: наши родители успевали и нас воспитывать, и учиться, и общественную работу вести. У моей мамы (она филолог) на момент окончания университета нас с братом было двое. Она получала Ленинскую стипендию и окончила вуз с красным дипломом. Ее зовут Гульсифат. В переводе – «прекрасный цветок». И отец мой Толибхон Шахиди – великий человек. Учился у Арама Ильича Хачатуряна в консерватории, завоевал всемирное признание, его произведения исполняют лучшие оркестры планеты. Он все создавал своими руками. Я уверен: если человек делает любимое дело на высоком профессиональном уровне, его будут ценить уже только за это.

 

КМ.ру: Ваши устои идут от семьи, но есть и то, что приобретено собственным опытом…

– Воспитание – это основа человека, фундамент для того, чтобы развиваться. Как говорится, что посеешь, то и получишь… Меня никто не переубедит в том, что от родителей ничего не зависит. Для того чтобы человек умел осознавать свои ошибки, еще в детстве ему надо закладывать мысли о том, что хорошо, а что плохо. Дальнейший опыт только закрепляет эти вечные истины. Человек мудреет, а мудрые люди ошибаются гораздо реже.

 

КМ.ру: Вы помните свое детство?

– А как же! Почти всегда сидел дома: отец заставлял подолгу заниматься на рояле, за что я ему безмерно благодарен. Мне все время надо было доказывать, что я лучший, потому что учился в музыкальной школе имени… своего деда – основоположника таджикской академическиой музыки Зиядулло Шахиди.

 

КМ.ру: У вас классическое образование, почему же вы не пошли по стопам отца и деда?

– Чтобы посвятить себя служению музыке, надо быть пианистом номер один и играть по 5−6 часов в день. В противном случае зачем садиться за инструмент? Да, вспоминая рецензии педагогов и людей, которые меня слушали, понимаю: данных у меня было предостаточно. Но… Мне надо было зарабатывать на кусок хлеба, работать днем и ночью, а это означало, что я не смог бы отдавать музыке всего себя.

 

КМ.ру: Как отец относится к вашей нынешней деятельности?

– Неровно. Что касается выбора творческих персон, то полностью одобряет. Правда, абсолютно не понимает современных технологий, но признает: в его время культура продвижения артистов была именно такой, которой стараюсь придерживаться и я. Аещеонсоветует: избегатьлишнихвысказываний, спокойнозаниматьсяделом, доказываятемсамымсвойпрофессионализм.

 

КМ.ру: Классическая музыка способствует развитию хорошего музыкального слуха и вкуса. Насколько, по-вашему, она востребована сегодня?

– С классической музыкой дела обстоят хорошо. Во всяком случае, лучше, чем в советское время. Другое дело, что центральные теле- и радиоканалы, которые могли бы чаще ее давать, этого не делают. А вот на концертах классической музыки почти всегда аншлаги, билеты раскупаются задолго до мероприятия. Поэтому кризиса здесь не вижу. Он есть только на российском ТВ, которое стало чернушным. Но, как говорится, такова жизнь.

 

КМ.ру: Вам не кажется, что телесериалы и игры есть сознательный выбор самого народа? А спрос, как известно, рождает предложение…

– Нет, это не так. Если бы вместо известных развлекательных программ шли академические концерты, зрители смотрели бы именно их. С другой стороны, если ребенку хочется мороженого во время болезни – это совсем не значит, что его надо давать. Воспитательный и просветительский моменты на ТВ пока никто не отменял. Оно же пичкает зрителей жвачкой. И если жить по такому принципу, то мы скатимся к тому, что более сложное, концептуальное искусство, заставляющее усиленно работать и мозг, и чувства, окажется на задворках. И человечество начнет деградировать. Впрочем, признаки всеобщего упадка культуры мы наблюдаем уже сейчас: вспомните колоссальные рейтинги тех же самых «Аншлага», «Юморины» и бесконечных «Смехопанорам».

 

КМ.ру: Перейдем к более житейским вещам. Как вы отдыхаете?

– Я не отдыхаю вообще. Отдых – это отключение от повседневности. Что такое повседневность? Это когда ты идешь на работу и занимаешься одними и теми же делами, которые тебе неинтересны. У меня нет этой рутины. Все всегда ново. Нет и усталости от работы. А еще я очень люблю книги.

 

КМ.ру: Что из прочитанного в последнее время особенно заинтересовало?

– Владимир Соловьев «Апокалипсис от Владимира» и двухтомник Глена Гульда «Избранное». Это величайший канадский пианист, написавший мемуары, рассказы о музыкальных пристрастиях. Узкопрофессиональное издание. Люди, не знающие классической музыки, не поймут. Но сам слог Гульда, его отношение к любимому делу очень важный для меня урок. Если вы хотите получить представление о безоговорочной аксиоме того, как надо жить относительно профессии, трудиться в ней, а также воспринимать музыку во всех ее прелестях, книга Глена Гульда должна стать для вас настольной.

 

КМ.ру: Что вас больше всего раздражает в людях?

– Поверхностность, непрофессионализм, нечистоплотность. Конечно, не судите да не судимы будете, но каждый человек ставит себе планку сам, поэтому достоин той жизни, которую проживает.

 

КМ.ру: Вы считаете, мысль материальна и недостижимого нет?

– Несовершенство – нашегомираудел. Недостижимое, увы, есть. Ноцелиставитьвсеравнонадо, добиватьсяихи… идтикновымвершинам.

 

КМ.ру: А что вас раздражает в себе?

– Я порой бываю резким, безапелляционным. Есть в жизни принципы, которые нельзя нарушать ни в коем случае. Я начинаю злиться и резко реагировать на неправильные поступки других людей. Вот это хотел бы в себе поменять.

 

КМ.ру: При вашей занятости хватает ли времени на путешествия?

– Я могу уехать только на два-три дня. Ну не могу я две недели лежать на пляже! Сразу бегу искать Интернет и Wi-Fi. Компьютер всегда со мной. Мне все время хочется что-то делать. Все время быть в движении, в действии.

 

КМ.ру: Какой ваш любимый город?

– Москва. Потому что здесь все: работа, семья, друзья. Здесь все мои артисты. А ездить люблю на Лазурный Берег во Францию и еще в Лондон.

 

КМ.ру: Вы счастливы?

– Абсолютного счастья не бывает. Но жизнью я вполне доволен. У меня замечательные родители, любимая жена Анна, двое сыновей – Тимур (ему 4,5 года) и Рустам, который родился совсем недавно. Про работу я уже говорил. Здоровье, слава Богу, тоже в порядке. Сил еще очень много.

 

КМ.ру: То есть минусов никаких нет?

– Если они и бывают, то в процессе работы быстро превращаются в плюсы.

Журнал «Millionaire International», ноябрь-декабрь 2007

Оставить комментарий

TVCenter.ru
Добавить комментарий