Василий К: «Искренность – это старомодно»

Василий К. Как его только не называют. И рок-н-рольщик, и менестрель… Только все это, по сути, ничего про него не говорит. Да, он играет рок. Но вот на что это похоже и к какому стилю это можно причислить – классифицировать не рискну – все равно точно сказать не получится. Родился Василий в Мурманске, но живет в итоге то в Москве, то в Швеции. Там же, кстати, защитил кандидатскую диссертацию по музыковедению по теме «Путь русского рока через смену тысячелетий». Сначала он играл и писался с шведской группой TheKürten. В результате было создано несколько альбомов. Затем пути Василия и TheKürten разошлись. Вот уже два года как Вася играет с русскими ребятами. В результате долгих и упорных поисков был создан проект «Василий К. и Интеллигенты». Он, как, впрочем, и Василий К. сам по себе, существует и развивается. И как раз перед очередным выступлением Васи в Билингве состоялся разговор о том, о сем, о королях и капусте, о том, что такое вообще Василий К., есть ли он на самом деле, что он делает, зачем и для чего.

•Не исключено, что тот я, который ходит в сортир, как миллионы людей до него ходили, это и есть персонаж моей песни.KM.RU: Одно из первых впечатлений, которое у меня возникло от того, что ты делаешь, и потом укоренилось довольно плотно – ты очень искренен в своем творчестве.  В том, что ты делаешь и что даешь людям. И возник такой вопрос: а где, собственно, заканчивается персонаж песен и начинается Вася? Или Василий К – это что-то такое, что было тобой создано специально для передачи всего этого дела?

Василий: Слушай, ну это сложный вопрос… Но буду говорить. Только сейчас «слог его будет невнятен, а мысли туманны». Персонажи песен. Знаешь, ну это, наверное, как у всех. Да, я искренен и в то же время я создаю персонажей. И где граница… Ну памятник там не поставить и точечкой ее явно не отметить. Наверное, она напоминает границы стран в Восточной Европе – такая, знаешь, зигзагами идет, не как границы в Африке, которые прямые все такие получились… Да, это как границы в нашей любимой Восточной Европе, когда одно племя проникло на территорию другого, другое племя проникло на территорию того, первого и получились такие зубчики… И если граница между мной и моими персонажами есть, то она вот так и выглядит. А, с другой стороны,  нужно определить, что такое персонаж и что такое настоящий человек. И потому в данном случае анализ должен принадлежать кому-то, кто наблюдает со стороны, например, психиатру. Как мне однажды было сказано «Вася, твой диагноз, это твой метод». И я согласился с этим. То есть, такие вещи лучше наблюдать со стороны и я не могу сказать сам себе, где у меня герои, а где у меня какой-то другой я. Потому что, не исключено, что тот я, который ходит в сортир, как миллионы людей до него ходили, это и есть персонаж моей песни.

KM.RU: Ага, про туалетного мента.

Василий: Ну да, хотя бы. Ну вот, я не знаю, что еще я могу сказать на эту тему. Но мне кажется, что я очень искренен. Хотя, знаешь, искренность – это старомодно. Судя по тому, что сейчас происходит с нашей культурной средой. Хвастаться не буду, но был у меня период, когда я следил за состоянием культуры в мире достаточно внимательно. Но когда я окончательно переключился на пение песен, то перестал за этим наблюдать. И мне, наверное, скажут, что, «Вася, ты фигню говоришь, это все уже миллион раз сказали!», но форма сейчас приобретает все большее и большее значение. Но это все для того, чтобы привлечь внимание, потому что у нас – перегруз информации… Все это уже совсем невозможные размеры принимает.

KM.RU: В такой ситуации хорошо свалить на море, где нет ни Интернета, ни телевизора, ни книжек, вообще ничего; и там недели две просидеть на берегу.

Василий: Да, конечно, вот ты и помогла мне ответить. Потому что получается, что мои песни – это море с песочком. И что бы люди ни строили на берегу… Вот только что там стояла крепость Кыргызхана, потом все порушили и поставили там замок Святого Иннокентия, допустим. Потом все сломали. А песочек и вода – они-то те же самые. Это не мания величия, просто мне кажется, что есть вещи, которые ценны всегда.

KM.RU: Ты в последнее время несколько раз говорил о некотором опыте общения с электронными средствами создания музыки… А потом ты на все это дело доблестно забил.

Василий: Не совсем так. Это выглядело совершенно по-потребительски, как у любого человека, которому в руки попадает программное обеспечение новое. Человек офигевает сначала от богатства всего этого. А потом очень быстро понимает, что оно, все эти штуки, которые у него в руках, они в руках у еще многих тысяч таких же людей. И, понимаешь, может быть тебе есть что сказать, может быть, ему есть что сказать, а вот ему, может быть, сказать нечего, но он все равно сидит, потому что это клево, с этой программой сидеть. Я не забил, я просто быстро понял, что с этими штуками надо быть очень осторожным.

KM.RU: А вообще такие штуки не мешают созданию драйва?

Василий: Я еще не знаю. Мы пока еще не начали записываться. Я пока осторожно подбираю материал концертных записей. Еще демки делаю следующего альбома. Я смотрю примерно, что из этого может получиться, что я могу от этой черненькой коробочки получить, а что не могу. Мы вообще планируем в следующем сезоне ноутбук вытащить на сцену. Возможно, многие из тех, кто сейчас там в зале сидит, скажут, «фу, хрень какая!»… Будет явно что-то непривычное. Может даже у нас не хватит умения. Потому что рулить электроникой на сцене ничуть не проще, конечно же, чем играть живьем.

KM.RU: А есть такие вещи, которые ты в свое время создал, а потом те проблемы, вопросы, которые ты в них для себя решал, «устарели», решились, стали уже неактуальными?

Василий: Полно!

KM.RU: И что ты с такими вещами делаешь? Ты их продолжаешь играть?

Василий: Нет. У меня в районе 93 года произошел перелом. Я начал писать по-другому. Вот. И практически со всеми вещами, которые я написал после 93 года, я коннекчусь до сих пор. А с теми, которые я написал до… с ними коннектиться сложно, потому что там я просто «кидал слова в рок-н-ролл как незрячих щенков»!

KM.RU: А самый нелюбимый альбом у тебя какой?

Василий: Ой, да я их всех люблю. Не, нету нелюбимого. Любимый могу сказать какой – последний, который High. Ну, так принято, что последний альбом самый любимый.

KM.RU: А у тебя вообще есть музыкальное образование?

Василий: Да, целых два. Одно – музучилище в Мурманске по электрогитаре. Ой, блин. А второе – это кандидат музыковедения, в Швеции уже.

KM.RU: Ну, я имела в виду именно в плане техники. Не в плане теории.

Василий: А, ну вот электрогитара – техника. Ты чего, это были пять лет, которые были потрачены на всякие очень странные вещи, которые, по сути, мне ничего не сказали о гитаре, как инструменте. Нам очень любили задавать скрипичные вещи! Классика, Бах, например. И сыграть надо было под аккомпанемент фортепианный, который указан в традиционных скрипичных нотах, и сыграть скрипичную партию на электрогитаре чистым звуком. Причем абсолютно точно, как написано в партитуре, соблюдая, ну во всяком случае стараясь соблюдать СКРИПИЧНОЕ звукоизвлечение! Это называется, я на гитаре пришел поучиться играть! На ЭЛЕКТРО! Никаких примочек, никакого поперечного вибрато… Нам даже не позволяли интерпретировать классику. Говорили, играйте, как на скрипке, блин. И никаких примочек, и никаких делэев, только чуть-чуть вот холла можно для объема. А вот, еще сверх этого еще позволяли играть: на ваш выбор, что хотите, но чтобы это «было профессионально». В эту кучку входил всякий замудренный гитарный джаз типа Веса Монтгомери, например. И из этого мне такую пьеску дали сыграть на первой сессии первого курса… Я сейчас даже вспомню название этого ужасного просто произведения, которое меня чуть в гроб не вогнало. «Лунный свет и платье в горошек» Веса Монтгомери! Вот. Учиться исполнительству именно на электрогитаре я начал, когда в Швецию попал. И увидел вблизи как люди на этом играют.

KM.RU: То есть само по себе обучение техники никакой не дало?

Василий: Техники – нет. Больше пришлось просто забывать и выкидывать. Но одну хорошую штуку оно мне дало – оно мне дало привычку справляться с техническими проблемами. Вот ты садишься и ме-е-е-едленно учишься. Сначала медленно, потом побыстрее… Несколько дней подряд, по четыре часа, допустим… Вот так это делается. Возможно, что сам я бы не дошел до этого.

•Блин, я хорошие песни переводил! И иногда у меня хорошо получалось!KM.RU: На последнем концерте, когда ты с «Интеллигентами» играл, у вас было очень много новых песен. Там чуть ли не через произведение было «а вот еще одна премьера, еще одна…». А когда ты один играл, такого не было. Ты сейчас в основном пишешь для того, чтобы играть с группой?

Василий: Клево, спасибо, что спросила! Я заметил, поиграв пару лет с «Интеллигентами», что сейчас, когда я начинаю сочинять новую песню, я думаю сразу, как ее играть с группой. А потом только с гитарой уже. Когда эти вещи почти совсем готовы. А раньше я писал так, чтобы песня была полноценным событием в космосе искусства просто когда играешь ее под гитару. А сейчас уже думаю о группе.

KM.RU: Сливаешься с ними воедино?

Василий: Ой да! Ну не воедино, но мы заходим друг в друга, подобно любящим друг друга амебам, которые, наверное, запускают друг в друга ложноножки. Ну, что-то такое. Я очень рад, что я их нашел.

KM.RU: Ты переводишь довольно много чужих песен

Василий: Да, кстати, надо с этим завязывать. А то я тут повалялся перед телеком под Новый год – что-то вся попса этим занимается. Точно надо завязывать… Щелкаешь по каналам и везде сплошной, постмодернизм! Только римейки всяких вещей, переработка тем, которые уже были. Нет, я не против… Блин, я хорошие песни переводил! И иногда у меня хорошо получалось! Я только этим и утешаюсь.

KM.RU: А что это все-таки для тебя такое – переводы песен? Твое творчество или некая попытка передать какие-то свои ощущения от тех вещей, которые переводишь?

Василий: Сейчас я тебе скажу. Мои переводы – это те западные песни, которые меня до такой степени вштырили, что я просто чувствовал, что Я ДОЛЖЕН ИХ САМ СПЕТЬ! Но петь самому по-английски, это, во-первых, неинтересно, во-вторых, люди не все поймут. И если уж я это пою, в этом должно быть больше меня. Поэтому я передаю людям мои ощущения, от текста, стараюсь, чтобы это было понятно.

KM.RU: Ты поешь эпизодически чужие песни. А есть для тебя те, кого спеть невозможно – внутренняя составляющая теряется?

Василий: Ну, чего далеко ходить – Высоцкий, например. Когда пытаешься браться за его песни, чувствуешь, что это должно быть таким мясом! Причем прямолинейным и в то же время очень чувствительным…

KM.RU: А твои песни когда поют? Не теряется та самая, внутренняя?

Василий: Знаешь, я тут в сетке слышал недавно, как какой-то парень пел «Скажи ей». Мне понравилось – он ее спел, знаешь так, под indie. Мне понравилось.

KM.RU: То есть тебя можно передать?

Василий: Ну, то, что я до этого слышал, мне как-то не очень нравилось. А вот когда этого парня послушал – да, хорошо… Вспомнил, как мне Комаров говорил – Вася, как ты пишешь тексты – у тебя все неправильно! Вот ты когда-нибудь слышал, как другие люди поют твои песни? Я такой – Да, блин, слышал… – Ну вот видишь! Но это же настолько нормально – петь чужие песни! По-моему, в этом нет абсолютно ничего особенного – люди поют песни, сочиненные другими людьми. И, знаешь, что я хочу сказать – вот люди поют народные песни – это прекрасно. Но те песни, которые сейчас происходят вокруг, в том числе и здесь, это тоже народные песни, народное творчество. Только оно перестало быть анонимным из-за развития, блин, нашей технологии. А по сути то же самое – песни, которые писались людьми. В куче. Всякие.

KM.RU: Ну да, раньше они сидели вокруг костра, а сейчас…

Василий: Да, сейчас они сидят вокруг компа. Вокруг провайдера они сидят! И делают, в принципе, то же самое. Есть просто вещи, которые не меняются.

Беседовала Марина akaFinista Соколова

Оставить комментарий

TVCenter.ru
Добавить комментарий