Лед и пламень

Илья Авербух

Два тренера «Ледникового периода» очень разные – как вода и камень, стихи и проза… Хотя есть лед – стихия, объединяющая Илью Авербуха и Александра Жулина.

Александр Жулин:

– Я был в детстве рассудительным, спокойным, выдумщиком. Слушался маму с папой, но всегда был себе на уме.

Илья Авербух:

– Я был хулиганистым, темпераментным, неусидчивым. И оценки скрывал, и листы из дневника вырывал, и уроки прогуливал.

Что самое сложное в тренировках с участниками «Ледникового периода»?

 Жулин:Совмещать тренировки со своими подопечными в большом спорте и занятия со «звездами на льду». С первыми мне приходится работать по пять часов в день, остальное время, включая ночное, я посвящаю вторым. График – ужасно напряженный, но, надеюсь, качество выступлений ни там, ни здесь от этого не пострадает.

Авербух: Сложностей много. Связаны они прежде всего с новым форматом – нас, тренеров, теперь двое. И еще с тем, что звезды вспоминают, как выступали на прошлом проекте их предшественники, и хотят кататься еще лучше и ярче.

Как много времени тратите на занятие с одной парой?

Жулин: Если у пары есть возможность, занимаюсь с ней сорок минут – час. Но, например, недавно, когда мы делали номер Вики Дайнеко и Леши Ягудина, выяснилось, что участницы «Фабрики» не будет в Москве 4 дня – по-моему, она уезжала на гастроли. Естественно, пришлось сконцентрироваться и сделать номер Леше и Вике полностью. Мы работали до трех ночи.

Авербух: Накануне проекта на каждую пару у меня уходит минимум два часа. Естественно, может быть больше. Все зависит от того, ставим мы танец или уже отрабатываем его.

Следуете ли вы какой-то примете при выходе на лед?

Жулин: Когда тренировал Таню Навку с Ромой Костомаровым, всегда держал их кофты в руках, пока они катались. Они клали их на борт, а я обязательно брал их в руки и так стоял. Но в последнее время все меньше и меньше верю в приметы. Вот если вижу храм, обязательно перекрещусь, но это уже другое.

Авербух: Уже нет. Раньше старался, чтобы чехлы от моих коньков лежали рядышком друг с другом, или отдавал их своему тренеру. Перестал верить в эту примету, потому что сам уже не выхожу на лед как фигурист. «Ледниковый период» – мое детище, поэтому суеверий, связанных с ним, очень много, но я решил, что буду чуть сильнее, чем они.

Соблюдаете ли диету, чтобы быть в форме?

Александр ЖулинЖулин: Я завтракаю и люблю вкусно поужинать. Если набираю лишние килограммы, ограничиваю себя в сладком, ем маленькими порциями.

Авербух: К сожалению, нет. Как правило, питаюсь два раза в день: завтрак и серьезный ужин.

Как отдыхаете в свободное время?

Жулин: Футбол, теннис. С семьей ездим кататься на лошадях. Очень люблю поплавать где-нибудь с ребенком. Но сейчас на 2–4 месяца с этими удовольствиями придется попрощаться. Забуду, как выглядит ребенок, ну хоть очертания жены буду помнить, поскольку она у меня тренируется!

Авербух: Люблю путешествовать и открывать для себя новые страны. Являюсь поклонником футбола, тенниса. С семьей мы ходим гулять в парк. Но сейчас больше всего хочется отоспаться!

Как поступаете, если вас узнают на улице?

Жулин: В основном, конечно, это приятно, но когда сидишь, кушаешь и кто-то подходит и бесцеремонно говорит: «Ой, мы вас узнали! Сфотографируйтесь с нами!», не очень радостно. А однажды был забавный случай. Ко мне на улице подбежали три парня, взяли автограф, довольные пошли назад и напоследок сказали: «Спасибо, Роман, большое!» Приняли за Романа Костомарова.

Авербух: Как правило, никогда не отказываю ни в автографе, ни в возможности со мной сфотографироваться. Обычно мужчины подходят, жмут руку и говорят: «Здорово, молодец!» Женщины фотографируются и берут автограф. Если люди переходят грань дозволенного, стараюсь быстрее от них уйти.

Какая черта преобладает в вашем характере?

Жулин: Наверное, чувство юмора. Но в последнее время стал какой-то занудный: бубню, бурчу. Раньше на все смотрел позитивно. Видимо, проблем накопилось. А я еще и человек ответственный, за все переживаю очень сильно. Мне хотелось бы это в себе изменить, но я весь в мамочку, поэтому, видимо, до конца жизни придется принимать все близко к сердцу.

Авербух: Терпение.

Ваше главное достоинство и главный недостаток?

Жулин: Достоинства – упорство в достижении цели и любовь к людям. Если человек мне симпатичен, я отдаюсь ему полностью, если неприятен, постараюсь никогда с ним не общаться. А недостатки – раздражительность и вспыльчивость. С этим борюсь.

Авербух: Наверное, мое главное достоинство – целеустремленность. Недостаток – хочу все и сразу. Если так не получается, то могу перегореть.

Каким были в детстве?

Жулин: Рассудительным, спокойным, выдумщиком. Слушался маму с папой, но всегда был себе на уме.

Авербух: Хулиганистым, темпераментным, неусидчивым. И оценки скрывал, и листы из дневника вырывал, и уроки прогуливал.

Как учились в школе?

Жулин: До четвертого класса – круглый отличник. Потом стал ездить на сборы и забил на учебу, только физкультурой занимался с удовольствием и еще историей. У меня был гениальный учитель истории – Александр Владиславович Шумский. Сейчас он – отец Александр, батюшка в монастыре Николая Угодника. Школу я окончил с парой пятерок, остальные оценки были тройки.

Авербух: До шестого класса был хорошистом, потом – твердым троечником. В итоге мне поставили хорошие оценки, но уже потому, что я стал к тому времени чемпионом мира среди юниоров, а не за то, что у меня были знания. По аттестату я – твердый хорошист с двумя тройками.

У вас много друзей?

Жулин: Близких – очень мало. Человека 2–3.

Авербух: Близких – немного. Человека 2–3.

Как хотели бы встретить старость?

Жулин: Молодо!

Авербух: Энергетически заряженным жизнью.

Оставить комментарий

TVCenter.ru
Добавить комментарий