Практически все артисты – подонки, жалуется Виталий Маншин

Продюсер Виталий МаншинПродюсер Виталий Маншин принимал участие в продвижении многих ныне известных артистов – Григория Лепса, группы “Рефлекс”, певицы МакSим и Дениса Майданова. А услугами его танцевальной школы “Дункан” и вовсе пользовался почти весь наш шоу-бизнес – Филипп Киркоров, Игорь Николаев, Николай Басков, Дима Билан, Дмитрий Маликов, группа “Smash!!”, Надежда Бабкина, Анжелика Агурбаш. Но от сотрудничества с некоторыми артистами у Маншина остались не самые приятные воспоминания.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения продюсера, стал конфликт с певицей Натали. Той самой, которая в конце 90-х снискала известность перепевкой дворовой песни “Ветер с моря дул”, а недавно вновь напомнила о себе хитом “О Боже, какой мужчина”.

– Практически все артисты – подонки, – пожаловался Маншин. – У них нет ничего святого. Они думают только о своей выгоде. Всех бы их, тварей, в одну братскую могилу закопать. Взять, например, солистку “Рефлекса” Иру Тюрину. В конце 90-х она сидела в полном го…не. Работала у меня на День города в Бронницах за 400 долларов. Однажды ее муж Слава Тюрин сообщил мне, что хозяин известного спортклуба предложил ему 70 тысяч долларов за ночь с Ирой. “Что мне делать? – спросил он. – Соглашаться или нет?” – “Ты что, дурак?! – удивился я. – Это же твоя жена”.

Потом я помог им сделать проект “Рефлекс”. Вложил в него свои деньги и деньги своих друзей. Поставил их песни на “Русское Радио”. А когда они раскрутились и стали стоить 6 тысяч долларов, я сразу стал им не нужен. В принципе, это обычная ситуация в шоу-бизнесе. Но можно разойтись полюбовно. Скажем, с Денисом Майдановым мы остались друзьями – он дал мне 50 тысяч евро отступных. А “Рефлекс” предложил мне отрабатывать отступные концертами. После этих концертов я попал в тюрьму по обвинению в мошенничестве. Как выяснилось, сам Тюрин и написал на меня заявление в милицию, будто я продавал поддельный “Рефлекс”.

По свидетельствам уважаемых людей из шоу-бизнеса, в дальнейшем он взял у кого-то миллион долларов под создание новой группы – клона “Рефлекса”. Группу эту он не раскрутил. Люди пришли к нему с претензией: “Где деньги?” И он пытался засадить одного из них за вымогательство. Но этого человека вытащили из тюрьмы. И Тюрину пришлось отдать ему все, что у него было. В том числе все права на “Рефлекс”. Причем этот человек поставил условие, что в проекте обязательно должна быть Ира. Говорят, именно поэтому Ире, которой сейчас уже за 50, пришлось вернуться на сцену и опять изображать девочку.

Непорядочно по отношению ко мне повели себя и многие из тех, кто сотрудничал с моей школой “Дункан”. Я им всем создал танцевальные коллективы – и Баскову, и Билану, и Бабкиной, и Агурбаш. Давал им бесплатно залы для репетиций. Бесплатно делал постановки номеров. И за это получал с каждого коллектива 10 процентов. Это был мой хлеб. Но их жаба душила эти 10 процентов отдавать. И они под разными надуманными предлогами один за другим меня кинули.

Та же Агурбаш оставила у меня впечатление красивой женщины, не очень дружащей с головой. В 2005 году я приносил ей песни Дениса Майданова, которого еще никто не знал. Она говорила, что это фуфло. А когда Майданов раскрутился, была готова платить ему за песню по 20 тысяч евро и еще в очереди стоять.

– Но больше всего меня обидели певица Натали и ее муж Саша Рудин, – продолжил рассказ Виталий. – Я помогал им, чем мог. А они поступили со мной, как с половой тряпкой. Познакомился с ними в 1998 году, когда работал с певцом и композитором Аркадием Хораловым. Мы договорились, чтобы Натали спела с ним дуэтом его песню “Новогодние игрушки”. Отсняли этот дуэт в телепрограмме Владимира Маркина “Сиреневый туман”. И потом долго эфирили эту съемку на ТВ-6 и других каналах. В то время продюсером Натали был Валера Иванов. Он в начале 90-х вытащил ее из города Дзержинска Нижегородской области. Вложил свои деньги в запись ее альбомов и съемки клипов. И даже поселил ее в Москве на своей жилплощади.

Помню, они жили на одном этаже, в соседних квартирах. У меня даже были подозрения, что их связывало нечто большее, чем продюсера и артистку. Потом Натали с мужем накопили денег, выкупили эти две квартиры и соединили их в одну. А Валеру Иванова в 2002 году прогнали пинком под зад. Как это часто бывает, не захотели делиться с ним доходами.

Но без продюсера у Натали наступил тяжелый период. Выступала она тогда за сущие копейки – 30 тысяч рублей. Я время от времени подкидывал ей работу. Однажды устроил ей концерт для измайловских бандитов. Пьяные заказчики ее там чуть не оттрахали. Подумали, что интим входит в стоимость концерта.

Еле-еле удалось ее у них отбить. Несколько лет назад Саша Рудин подкатывал ко мне – просил взяться за продюсирование Натали. “У меня есть люди, которые готовы в нее вложиться, – сказал я ему. – Но это предполагает постель”. В свое время мы обсуждали с Валерой Ивановым подобные варианты. И она вроде была не против. Но ее муж от таких инвестиций категорически отказался.

В 2008 году, когда меня кинула Бабкина, Саша Рудин предложил: “Давай поставим Натали твоих танцоров”. Но они же хитрож…е. Платить ни за что не хотели – ни за репетиционный зал, ни за постановки номеров. Хотели получить все бесплатно. Тем не менее я дал Натали свой коллектив. Дал им возможность репетировать в свободные часы. Номера танцоры ставили сами. Я получал за них свои проценты – порядка 10 тысяч рублей в месяц.

А в прошлом году руководитель балета Натали Андрей по прозвищу Чили неожиданно объявил мне, что они со мной больше работать не будут. Видимо, мои 10 процентов им поперек горла встали. У Натали как раз покатила песня “О Боже, какой мужчина”. Она стала брать за концерт 200 тысяч. А мне с чего зарабатывать?

Конечно, я бы мог включить “бандитскую тему”. Но я надеялся решить этот вопрос мирным путем. Позвонил мужу Натали и сказал: “Мы общаемся с тобой 15 лет. Давай сделаем по-нормальному. Ты уберешь этот балет. Я поставлю вам новый состав. Ни копейки с вас не возьму. И все будут довольны. Или ты поддерживаешь тех, кто кидает людей?” Рудин уклонился от прямого ответа. “Я не хочу с этим связываться, – начал юлить он. – Сегодня мы работаем с этим балетом, завтра – с другим”. Ну что это такое? Это же настоящая проституция. Я не выдержал и высказал ему все, что о нем думал. Назвал его гондоном и пи…асом и пообещал, что мы с ним еще встретимся.

Важно
Выздоровевший Борис Акунин поделился опытом лечения от вируса: “Как затяжной паршивый грипп, но не страшный”