Жасмин взвизгнула от ужаса, когда Киркоров попытался ее поцеловать

Как пишет Sobesednik, певец совершенно расшалился.
Речь зашла о сексе и Филипп похвалил Сергея Шнурова, который недавно заявил, что близость ему необходима трижды в неделю.

Это нормально. Сколько раз у меня? Мне кажется, вы уже перегнули в вопросах. Вы меня перепутали с королями эпатажа. Если бы на моем месте стоял кто-нибудь другой, он бы ответил. А я человек скромный – как монах, рос в достаточном серьезном семействе. Мне это все неловко обсуждать с вами. Но поверьте: у меня все хорошо. Своей сексуальной жизнью я доволен. Я удовлетворяю свои потребности, как хочу. А хочу я очень много!

В ответ на признание звезды поп-эстрады одна из журналисток пришла в восторг – то того ей понравился жаркий Филипп Бедросович. Но ее пыл несколько напугал артиста:

Она опасная, посмотри на ее безумные глаза! – схватил Филипп под руку певицу , которая стояла неподалеку. – Она извращенка! Ты кукусечка, а она БДСМ устраивает!

Жасмин взвизгнула от ужаса, когда Киркоров попытался ее поцеловать

Жасмин стало смешно, что еще больше раззадорило Киркорова. Oн решил показать себя в деле и, высунув язык, попытался облизать коллегу по цеху.

Жасмин взвизгнула от ужаса, когда Киркоров попытался ее поцеловать

Жасмин взвизгнула от ужаса, когда Киркоров попытался ее поцеловать

Жасмин, у которой муж-миллионер в настоящий момент, находится в бегах, только этого и не хватало для полного счастья. Она еле успела вскрикнуть:

У меня мейкап! Не надо!

Но сами провоцировали – держитесь. Поп-короля было не остановить:

Каждый выбирает себе вид искусства, который ему по душе. Любовь – это тоже искусство. Надо изучать любовь, она дает очень много возможностей нам, творческим людям, на фантазии. А сексуальные фантазии ведут нас к творческому подъему. Вы вот сейчас тоже приедете домой, а там такое начнется!

Жасмин взвизгнула от ужаса, когда Киркоров попытался ее поцеловать

Важно
Алексей Ягудин вызвал омерзение, защищая "легенду и свою вторую маму" Тарасову
Алексей Ягудин вызвал омерзение, защищая “легенду и свою вторую маму” Тарасову