Александр Ф. Скляр: «Человек всегда должен жить около воды»

Тематика прошлой пластинки музыканта – море – оказалась столь увлекательной для Александра Ф.Скляра, что и свой новый альбом артист посвятил той же завораживающей стихии. Так были записан выходящий на днях альбом «Песни моряков. Часть вторая».

На этот раз Александр Ф. Скляр поет песни не свои, а обращается к богатому наследию советской и российской эстрады – от Леонида Утесова до Аркадия Северного. Изменился и жанр. Рок-н-ролл здесь уступил место шансону – разумеется, в правильном, благородном значении жанра.

В преддверии выхода нового альбома с музыкантом общался обозреватель «Новостей шоу-бизнеса NEWSmusic.ru».

Александр Ф. Скляр

– Александр, откуда же у вас такая любовь к морю? Ведь вы родились и выросли отнюдь не в портовом городе. Да и на флоте не служили…

– Кто сказал: «Здесь перекресток ста пятнадцати морей – Охотный ряд, Охотный ряд»? Визбор, по-моему. (После паузы). Не всегда место, где мы родились, является нашей реальной внутренней родиной. Это тоже кто-то сказал, не я придумал. А человек, который родился на море, может и не быть «морским» при этом, и всю жизнь стремиться – успешно или не успешно – найти какое-то иное место, близкое его душе. Но мне казалось всегда, что человек всегда должен жить около воды. Водная стихия как таковая должна быть рядом с ним.

С того момента, как я осознал, что уже не ребенок, а, скажем, подросток, я понял, что мне этой модной стихии просто не хватает, когда я нахожусь в Москве, где, собственно, большую часть времени и жил. Сначала мне ее не хватало просто как физической стихии, хотя у меня озеро есть на даче, в Купавне, в котором я плавал с детства. Но я не жил на берегу Москвы-реки, хотя родился на Фрунзенской набережной. А потом водная стихия начала превращаться для меня и в некий символ. И то, через что все подростки проходят, но проходят чаще всего бесследно, я прошел с оставшимся чувством невыполненного внутреннего предназначения.

– То есть имеется в виду вот эта морская романтика и героика….

– Даже не героика, а именно романтика. Герои-моряки, герои-подводники меня всегда несколько меньше привлекали, а вот романтика морская во мне поселилась навсегда. Да, первоначально она пришла от того же озера, от первой поездки на Черное море, которую я маленьким мальчиком совершил со своей мамой. Может быть, это впечатления от прочитанной книжки на морскую тематику, например, «Остров сокровищ», фильмы…

– Какие, например?

– «Искатели приключений». Фильм реально моего юношества, когда человек формируется. Причем я помню это ощущение. Фильм этот шел в кинотеатре рядом с 45-й школой, где я учился, рядом с метро «Академическая». Кинотеатр на тот момент назывался «Ракета». Потом он был переименован в «Улан-Батор» зачем-то, хотя прежнее название, на мой взгляд, лучше… Так вот, я посмотрел этот фильм один раз. Через три дня я поймал себя на мысли, что мне хочется посмотреть его еще раз. Я пошел. И вышел с ощущением, что я опять его как-то недосмотрел. И еще через несколько дней я пошел на него в третий раз.

И я точно помню ощущение, с которым я вышел тогда из кинотеатра. Просто оглушенный этим невероятным волновым потоком! Который на меня обрушился и который каким-то образом срезонировал в моей душе. Да, мне было безумно жалко этих героев, которые погибают. Девушка невероятной красоты, Ален Делон очень романтический. Но это все, знаете ли, внешнее… А вот то, что внутри где-то у меня пробило – это я даже не мог себе объяснить. Но ощущение осталось. Навсегда. Пронзительное – до внутренней боли, дрожи, затрагивающее такие глубины в твоей душе, которые сам себе не можешь объяснить! И вот этих ощущений постепенно накапливалось энное количество, никак не выражаясь. И потом, в какой-то момент, я осознал, что водная стихия уже неразрывно со мной связана. И она вообще является какой-то частью фундамента во мне. И тогда я уже стал уже осознанно к ней возвращаться.

– А когда возникло желание воплотить все это художественно?

– Когда я подошел в своему 50-летнему рубежу, одним из таких накопленных и нашедших выход ощущений стала «Песня моряков» . Которая потом и дала название альбому. Хотя вы помните, там не все песни связаны с морем. Но общее ощущение, несомненно, морское – вот этой свободы, которая тебе дает только водная стихия. Она дает ощущение бесконечного путешествия, бесконечного счастья. И в некотором смысле может быть вообще твоей константой внутренней. А у каждого человека есть таких две-три константы. И поэтому альбом «Песни моряков. Часть вторая», конечно же, продолжение. Но он эту тему немножко по-другому продолжает.

– Теперь вы взялись за кавер-версии.

– Да. Это те песни о море, которые написаны не мной, но которые мне созвучны, которые я мог бы написать, сложившись по-другому моя жизнь. В конце концов, которые я хотел бы написать, но в силу различных причин они уже были написаны. (Улыбается). Так что это по сути диптих. Первый – авторский альбом, второй – неавторский.
Так что это по сути диптих. Первый – авторский альбом, второй – неавторский.

– Поменялся и жанр.

– Да, это произошло в силу выбранных песен. Первый альбом был сугубо рок-н-ролльным, достаточно жестким. А эти песни – более душевные, что ли. Я хотел найти песни, которые мне созвучны. И мне это удалось. И странным образом таким получилось… Сейчас ведь все это уже пост-«ва-банковская» история. Но альбом «Песни моряков» записан как будто в «ва-банковской» стилистике, а второй – как будто в моей сольной стилистике. Я вновь себя объединил, эти две составляющие. Это было мне творчески необходимо, чтобы восстановить цельность своей натуры.

«Альбом «Песни моряков» записан как будто в «ва-банковской» стилистике, а второй – как будто в моей сольной стилистике. Я вновь себя объединил, эти две составляющие»

TVCenter.ru
Добавить комментарий