Филипп Киркоров: Такого Киркорова вы еще не слышали!

Филипп Киркоров рассказал Ксении Собчак о своем одиночестве, о зависти к Диме Билану и странном нежелании Федора Бондарчука снимать его в кино.

Отправляясь на интервью с Филиппом Киркоровым, я была уверена, что все про него знаю, – пишет Ксения Собчак в журнале «ОК». И что по недоброй традиции всех «знаменитостей» он непременно опоздает часа на полтора или не приедет вообще. Поэтому я начала звонить ему заранее с напоминаниями о встрече. К моему удивлению, Филипп ответил на мой звонок очень лаконично, сказав, что я, видимо, общаюсь не с теми мужчинами, а он, как и положено, приедет вовремя. В 13 часов 01 минуту он был в назначенном месте, чем еще раз доказал свой невероятный профессионализм, который, как говорится, не пропьешь.

Мы часто общаемся, встречаемся на тусовках, вечеринках и премиях, у нас есть общие друзья, мы вращаемся в одних и тех же кругах, и я не устаю удивляться тому, как в считаные минуты Филипп из временами уставшего или невыспавшегося после долгого переезда человека превращается в настоящую звезду. Я поражаюсь его профессионализму, который позволяет Киркорову удивлять зрителей уже более двадцати лет подряд.

При этом мне всегда казалось, что Филипп Киркоров очень одинокий человек. Так ли это? Вот что я постаралась разузнать во время нашего с ним интервью накануне выхода его нового альбома.

Филипп Киркоров

– Мне очень странно брать у тебя интервью, ведь мы дружим…

– Я представляю. (Смеется.)

– Очень сложно, когда, с одной стороны, тебе нужно выступать в роли журналиста, быть честной перед своей аудиторией, а с другой стороны, я столько про тебя знаю…

– И знаешь, и не знаешь на самом деле. Когда ты общаешься с друзьями, то иногда думаешь, что изучил человека вдоль и поперек до такой степени, что временами кажется — это вообще твой родственник. Но тем не менее иногда находятся какие-то факты, тайны, загадки, которые просто невозможно было себе представить раньше. И такие вещи, о которых порой даже неудобно спрашивать…

– Давай с этого и начнем. Кто твои друзья и твои враги? Ты же человек, мне кажется, очень одинокий. Нет?

– Ну, если я и одинок, то не по какой-то одной конкретной причине, а, наверное, просто по призванию. К сожалению, моя профессия эгоистично оторвала меня от всего внешнего мира и всего личного и заставила полностью сконцентрироваться на своей работе — быть солистом на сцене. Даже какие-то дуэтные истории у меня из-за этого не очень получаются. Пожалуй, единственный случай, когда у меня вышел настоящий дуэт, — это дуэт с Машей Распутиной. И то я не понимаю, как это произошло. Наверное, сыграло роль то, что мы знакомы очень много лет, и на сцене мы словно превратились в единое целое, ведь мы и начинали вместе, под руководством Дербенева.

– А кто твой друг по жизни? Кому Филипп Киркоров может в три часа ночи позвонить и сказать, что ему очень плохо, к кому он поедет, с кем поделится?

– Понимаешь, еще от моей мамы мне передалась очень важная особенность: я никогда не любил нагружать своими проблемами даже близких людей.

– Но все равно бывает, когда ты понимаешь, что у тебя есть один, может быть два-три человека, к которым ты обратишься в критической ситуации.

– Это может быть совершенно незнакомый человек, который в данную минуту попадется под руку.

– То есть близких друзей у тебя нет?

– Нет.

– А враги? Врагов-то много, наверное.

– Врагов — тьма. Но я не думаю, что это такие отъявленные, злостные враги. Есть люди, которые меня ненавидят, но я не знаю, насколько их можно назвать врагами.

– Кто, например?

– (Думает.) Например, Витя Дробыш. Хотя в принципе этому человеку я ничего плохого не сделал, кроме того, что познакомил его с Аллой и Кристиной десять лет назад, когда он решил делать карьеру в России по возвращении из Финляндии. Что случилось дальше, я не знаю, но повел он себя крайне некрасиво. Но я не думаю, что это мой враг.

– Мне очень интересно вот что… Например, если говорить обо мне, то я на протяжении всей своей карьеры ставлю себе пусть маленькие или наивные, но цели. Определяю мечты, которые должны исполниться. Есть ли такое у тебя и было ли когда-нибудь? Ну, скажем, провести «Золотой граммофон», получить «ТЭФИ»?

– Можешь считать это мистикой, но у меня вся жизнь состоит из таких целей! А первый раз это было — вот только не говори, что это по Фрейду, — когда я увидел «Золотой Орфей». 75-й год… Алла Пугачева… Гран-при… «Арлекино». Желание мальчишки тоже оказаться на сцене на «Золотом Орфее» и так же петь… Еще одна мечта появилась, когда я уже приехал в Москву и у нас начали показывать конкурс «Евровидение»… Или даже нет, нет, второй целью было появиться в программе «Пестрый котел», которую показывали в Германии. Я все время думал, что я безумно хочу туда, хочу быть как они, хочу быть на этой сцене. И вот наступает 1987 год, и я отправляюсь на гастроли с питерским мюзик-холлом и целый месяц выступаю с балетом телевидения ГДР.

– Ты счастливый человек — всё сбывается. А какая мечта у тебя сейчас? Я вот, например, все думаю, как бы мне мужчину приличного найти, но пока не получается. А у тебя что?

– Ну, я не буду тебе отвечать тем, что загадываю найти кого-то близкого, потому что я и в одиночестве чувствую себя очень хорошо и комфортно. Более того, у меня есть с чем сравнивать. У меня была настолько яркая семейная жизнь, что, наверное, подобного не произойдет никогда. Проигрывать в пользу нового варианта мне не хочется, потому что все равно это не будет так, как это было.

«Я и в одиночестве чувствую себя очень хорошо и комфортно»

TVCenter.ru
Добавить комментарий