Лиза Холоденко, дед которой был выходцем из Украины, выросла в пригороде Лос-Анджелеса. Училась в киношколе Колумбийского университета у Милоша Формана. В 1998 году сняла свой первый полнометражный фильм "Высокое искусство" о великой любви двух уставших от жизни женщин. Говорят, он был благосклонно принят критиками, но сказать, чтобы после этого Холоденко стали приглашать на яркие и запоминающиеся проекты, было бы большим преувеличением. 

Но так велика была тяга Лизы к высокому искусству, что ей удалось убедить не слишком привередливых продюсеров и нескольких новичков в кино, что она счастливый обладатель замечательного сценария. Так в небольшом городке появилась достопочтенная семья Ник (Аннетт Бенинг) и Джулс (Джулианны Мур). Чтобы семья была полноценной, каждая из мам когда-то родила по ребенку. А для того чтобы у детей хотя бы часть крови была общей, они заказали оплодотворение от одного донора. С одной стороны, жили они все долго и счастливо. С другой, мелкие проблемы начали возникать почти сразу, но, как обычно, их предпочитали не замечать, а потому и разрешать не спешили.

Во-первых, за давностью лет Ник и Джулс перестали относиться друг к другу с юношеской горячностью. Во-вторых, дети выросли и решили, что им самое время узнать правду об отце. Ну а поскольку пятнадцатилетний Лейзер (Джош Хатчерсон) не имел законного права звонить в клинику, он попросил об  этой услуге 18-летнюю Йони (Мия Васиковска). Чего явно никто не ожидал, так это того, что биопапа – вполне нормальный мужчина (Марк Руффало). Правда, со свойственными каждому мужику амбициями, увлечениями и интересами. Неудивительно, что его заинтересовала младшая мама. А это, в свою очередь, увеличило число негативных факторов, дестабилизирующих и без того хрупкий и нервный брак.

Задачи Лизы Холоденко просты и понятны даже без особо глубокого анализа. Ей очень хотелось доказать "нормальность" житейской ситуации – не случайно ее герои живут не в крупном мегаполисе, а в невзрачном местечке на юге. Ведь даже там, в самом нетерпимом и ханжеском уголке Америки, никто не удивляется семье из пары мам и двух детей. Желание отчасти понятное и справедливое, если не замечать главной цели режиссера, нелепо выпирающей из каждого кадра. После "Горбатой горы" Лизе было просто необходимо доказать, что ее пара достойна "Оскара" не меньше, чем ковбои от Энга Ли.

И ей показалось, что для этого вполне достаточно продемонстрировать зрителям несколько околосексуальных, но весьма неоднозначных сцен, заложить в текст слова, обозначающие равноправие однополой любви с браком традиционным, и приправить мизерной толикой драматизма. На многое режиссера-сценариста не хватило, но слезу переживания из пожилой женской пары Лизе удастся выдавить наверняка. Решив, что для удачи достаточно "выигрышного" сюжета, оператор снимает так, будто он недавно обнаружил у себя дома настоящую камеру и теперь не знает, что с ней делать. А гримеры и костюмеры явно решили использовать лежалый товар.

Ну а актеры держатся так, будто кто-то снимает хоум-видео на тему "бытие семейства N". Старается вытянуть на себе историю лишь Аннетт Бенинг – ей давно пора получить награду за труды в кинематографе, тем более что с годами Бенниг снимается все реже. Остальные будто и не догадываются, что фильм "Горбатая гора" был оценен американской академией не только за смелость и новаторство режиссера. Среди его очевидных достоинств — замечательная операторская работа, пронзительная и нефальшивая игра Хита Леджера и Джейка Гилленхаала, удивительный саундтрек, деликатное обращение с материалом режиссера.

Впрочем, Холоденко знала что делала. "Детки в порядке" уже отмечены призами Берлинского МКФ и "Золотого глобуса" и получил четыре номинации на "Оскар". Единственное, довольно трудно себе представить, что "Деток" благосклонно воспримет региональный и возрастной зритель. Фильм "на любителя".

Мария Свешникова

 
Дизайнеры всерьез увлеклись темой 80-х годов. Этой зимой в моду вернулись объемные вещи.
Стеганая одежда (ее еще называют «дутая») – очень комфортная и теплая. Она сделана из водоотталкивающих и теплосберегающих материалов. В этом сезоне дутые куртки более лаконичны по форме. Отделка минималистична – крупные молнии, меховая опушка. Цветовая гамма соответствует палитре всего нынешнего сезона: черный, серый, бежевый, коричневый, лиловый, малиновый.

Раз квадрат, два квадрат

Главное украшение курток и пальто – это строчка. Именно благодаря ей получаются различные по размеру и форме сектора, придающие вещам тот самый модный дутый объем. Чем необычнее эта строчка, тем лучше. Украсят куртку и яркие длинные вязаные шарфы.

Куртка, Uniqlo, 2999 руб.
Пальто, Mexx, 7399 руб.
Куртка, Naf Naf, 5969 руб.

Особое назначение

Новинка нынешней зимы – объемные юбки. Они хорошо сочетаются с яркими плотными колготками или легинсами. Теплые жилеты пригодятся теперь не только для прогулки в лесу, но и для похода в кино – дизайнеры предлагают носить их с деловыми строгими юбками, шелковыми платьями и шифоновыми блузками с рюшами.

Жилет, Zolla, 1190 руб.
Юбка, Finn Flare, 1690 руб.
Жилет, Esprit, 3999 руб.

Все на выход

Сапоги-дутики очень мягкие и удобные. Несмотря на то что выполнены они из ткани, во время долгой прогулки по мокрому снегу ноги в них не промокают. При этом воздух свободно проходит, регулируя влажность и температуру внутри сапожек. Все дело в водоотталкивающей пропитке ткани.
В моде классический черный и яркие цвета, контрастная отделка и декоративная вышивка. То же самое относится и к объемным прошитым сумкам. Главный акцент – на прямоугольную форму и недлинные ручки.

Перчатки, AppleMoon, 890 руб.
Сапоги, Finn Flare, 3690 руб.
Сапоги, Payless, 1990 руб.
Сапоги, AppleMoon, 2690 руб.
Сумка, AppleMoon, 1590 руб.
Сумка, Co&Beauty, 1699 руб.
Сумка, befree, 1590 руб.

Важно
Россиянку уволили за отказ встать на колени перед портретом Джорджа Флойда